Пайщикам потребительского кооператива, некоммерческой корпорации, «Бест Вей» посвящается эта статья- предостережение от необдуманных поступков в части писать в полицию заявления о том, что вы являетесь пострадавшими  со стороны кооператива.

Статья написана в поддержку обращения Романа Викторовича Василенко к пайщикам кооператива. Обращение Р.В. Василенко под моими комментариями.

Мои комментарии к происходящему с кооперативов Бест Вей на примере КПК «Семейный капитал». 

Это уже проходили пайщики потребительского кредитного кооператива «Семейный капитал».

После того, как чиновники из ЦБ издали незаконный приказ о введении в руководство кооперативом «Семейный капитал» временной администрации, назначенной ЦБ, у кооператива, у членов кооператива, было имущество на четыре миллиарда рублей. Более того,  90 миллионов рублей на счетах кооператива и 9 миллионов рублей чистой прибыли, которая должна быть распределена на покупку путёвок для детей пайщиков, оплату учёбы студентов, которых кооператив направил  в профильные вузы и др.

Временная администрация, назначенная приказом ЦБ РФ в кооператив «Семейный капитал» не обладала профессиональными навыками управления сложной структурой кооператива и состояла в одном лице. Цель временной администрации была проста -начислить максимально возможную сумму на оплату своего труда в кооперативе и обанкротить его.  А что будет с пайщиками, временную администрацию в лице одного человека уже не волновало.

Кстати, многие пайщики в панике от того, что потеряют свои деньги, вложенные в кооператив, сразу после введения временной администрации в кооператив, стали обращаться в правоохранительные органы с жалобами на то, что кооператив не выполняет своих обязательств перед пайщиками. Понятно, что выполнять все условия по договорам займа пайщиков кооператив не мог -администрация кооператива была отстранена от управления. Жалобы росли как снежный ком-паника ещё никому не приносила пользы.  Жалобами недовольных пайщиков воспользовался следственный орган и направил эти жалобы в свою пользу-арестовал руководителей кооператива, а временная администрация, назначенная приказом ЦБ РФ, кооператив обанкротила.

Итог этой грустной истории весьма печален. 

Руководители кооператива арестованы, ведётся следствие. Деньга пайщиков пошли на оплату временной администрации и конкурсным управляющим на оплату их «нелёгкого труда». Имущество пайщиков в размере  четырех миллиардов рублей расхищено и утрачено безвозвратно из за халатности конкурсных управляющих.

Помните:

pajshhikam-kooperativa

Пайщики, вместо того, чтобы объединиться и защищать свой кооператив и его руководство всеми доступными средствами, не сумели найти общий язык по защите своего кооператива. Пайщики стали писать гневные жалобы и заявления  на то, что руководство кооператива мошенники и украли у них кровные денежки следователю, который вёл уголовное дело в отношении руководства кооператива.

Следствие ведётся уже более шести лет. А воз и ныне там. Вдумайтесь, уважаемые пайщики, шесть лет находятся под стражей люди, профессиональные управленцы, умницы, люди которые вложили душу в общее дело, в течении пяти лет работали без замечаний со стороны саморегулируемой организации и чиновников из ЦБ.

История не окончена. Однако вывод из этой истории прост- что имеем не храним, потерявши плачем.

Это я к чему вам, пайщики кооператива «Бест Вей», рассказал грустную историю про потребительский кредитный кооператив «Семейный капитал». А к тому! Защищайте свой кооператив, руководство кооператива не жалея сил и средств по принципу -один за всех и все за одного. Сплотитесь и дайте достойный отпор обидчикам из ЦБ, правоохранительным органам, применяя законные средства-жалобы, но не голословные,  а с приведением фактов на несостоятельность действий, как руководства ЦБ РФ, так и правоохранительных органов по отношению к вам, пайщикам, так и к руководству кооператива. Успехов.

А теперь, публикую очень правильное письмо Романа Викторовича Василенко к вам, уважаемые пайщики кооператива «Бест Вей».

Р. В. Василенко. Обращение к пайщикам кооператива.

Друзья, уважаемые пайщики, партнёры и коллеги!

Должен признать, что единственная моя недоработка в последние недели — это тактический проигрыш на информационном поле. Отсутствие в публичном пространстве внятной и оперативной реакции на выпады в адрес наших проектов, которые звучали из самых разных источников, тревожило многих из вас. Пресс-релизы государственных органов, статьи и расследования федеральных и региональных СМИ, «правдорубство» и «срывы покровов» в тематических телеграмм-каналах — наверное всё  это требовало более скорых ответов и разъяснений.

Кроме того, многие из вас столкнулись с затруднениями и были озабочены недоступностью наших интернет-ресурсов, сбоями в работе личных кабинетах, невозможностью проведения платежей и регистрации сделок с недвижимостью.

Недоработки в работе в публичном пространстве объясняются довольно просто: я не медиамагнат, и у нас никогда не было штата журналистов, пиарщиков и копирайтеров, которых можно было бы бросить на амбразуры битвы в медиапространстве. У нас другой профиль, другие задачи и заботы. Особенно в нынешнее неспокойное время. Однако мы постепенно учимся быть публичными, и сегодня я хочу разъяснить происходящее, а также своё видение дальнейших перспектив развития и работы.

Начну с самого тревожного — со зловещего слова «скам» (английское scam – афёра, мошенничество). «Скам пирамиды Life is Good/Гермес/ПК «Бест Вей»» для некоторых информационных ресурсов и интернет-сообществ превратился в навязчивую идею.

Постоянное нагнетание, эмоциональные посты, журналистские расследования, громкие по несколько раз на дню сообщения о том, что «свершилось» и «информационные бомбы» в пабликах, обязательно сопровождающиеся множеством восклицательных знаков. Всё это указывает на какое-то чуть ли не сектантство наших хейтеров — в большей степени, как мне кажется, чем те же самые хейтеры относят к сектантам нас. Что за мания такая -посвящать своё время, силы, жизненную энергию ожиданию того, как тот или иной проект Романа Василенко прикажет долго жить или того, что сам Василенко объявит о скаме?

Очень условно я делю тех, кто публично и постоянно выступает против наших проектов, на   три группы:

  • сотрудники Центробанка, надзорные и правоохранительные органы. Верю в то, что они рано или поздно разберутся, и снимут свои претензии к нам. Они делают свою работу – сражаются с финансовыми пирамидами. А мы свою – доказываем, что наш проект – не финансовая пирамида;
  • журналисты – люди более увлечённые, менее осведомлённые, а потому просто опасные. Желание хайпа и славы, работа на результат — побольше просмотров, побольше клик бейта… Не очень разбираясь в юридических тонкостях, не всегда проверяя информацию, они наносят гораздо больше вреда нашей психике и нервам, чем сотрудники полиции;
  • активисты из соцсетей – прежде всего телеграмм-каналы, извергающие массу ненависти по отношению к проектам и ко мне лично. Есть несколько версий об их целях и функциях: конкуренты; рейдеры-вымогатели; агентура силовых структур, городские сумасшедшие.

Вряд ли активисты из соцсетей — это идейные энтузиасты. Во-первых, у них чаще всего очень мало подписчиков, а, во-вторых, часто в этих каналах появляются сливы информации, получить доступ к которой городской сумасшедший никак не может. Про конкурентов позже мы представим вам мини-расследование, которое не исключает именно такое происхождение интернет-атак.

Организация рейдерского захвата или вымогательство менее вероятны, учитывая корпоративную структуру управления в кооперативе «Бест Вей» и в компаниях с иностранной юрисдикцией. Для начала банального вымогательства с начала проблем с Центробанком и возбуждением уголовного дела прошло слишком много времени, а «переговорщиков» всё нет.

Признаками агентуры силовых структур является работа некоторых телеграмм-каналов, единственной целью которых стали призывы писать на нас заявления в полицию. Такое поведение очень похоже на тактику оперативников, которым необходимо получить в уголовное дело как можно больше «потерпевших».

У имевшихся у полиции на середину февраля 2022 года потерпевших претензий был на 9 млн рублей – эта сумма могла быть легко урегулирована в переговорном порядке. Но это поставило бы крест на дальнейшем расследовании уговорного дела и дезавуировало бы состоявшиеся аресты.

Все противостоящие нашим проектам группы и отдельные люди, какие бы цели они ни преследовали, не предлагают никакого сценария развития событий после долгожданного «скама».

Что будет после того, как «поймают Василенко и топ-лидеров»?

Что будет после того, как прекратятся платежи и взаиморасчеты между участниками программ?

Что будет после блокировки расчетов по сделкам с недвижимостью ПК «БестВей», прекращения приёма паевых взносов и ареста квартир, которые были приобретены пайщиками и в которых пайщики живут?

Убеждён в том, что такое процедура банкротства, и как она может развиваться в отношении ПК «БестВей» с активами на 10 млрд рублей и тысячами квартир на балансе кооператива, наши оппоненты не имеют никакого представления. Никаких предложений кроме как «срочно идите в полицию и пишите заявление по прилагаемой форме» эти «активисты» не выдвигают и о последствиях не думают. Отмечу, что зазывалы предваряют свои призывы фразой «если вы считаете, что вас обманули». Это хитро с юридической точки зрения, но на поверхности лежит вопрос: а если вы не считаете, что вас обманули? На этот вопрос у не-хейтеров ответа тоже нет.

Резюмируя, отмечу, что никакого рационального и созидательного зерна в действиях наших оппонентов нет, и никакого будущего для участников проектов, для пайщиков кооператива эти люди не предлагают. Присоединяться ли к таким людям? Вестись ли на призывы «зазывал» написать заявление в полицию? По-моему, это риторические вопросы.

Могу ответственно заявить, что «скам» может наступить исключительно в результате наших же действий. Пока у правоохранительных органов не будет набрана критическая масса обращений (тех самых заявлений, которые навязчиво предлагают подписать зазывалы), компания будет работать, и дефолта не будет.

Теперь о затруднениях и проблемах в текущей работе.

Инфраструктура наших интернет-ресурсов с 1 марта 2022 года действительно подверглась саботажу. Несколько дней мы не знали, как объяснить происходящее людям, однако выход из ситуации объявился сам собой. И «выход» этот оказался нашим ведущим IT- специалистом, который попросту сменил все пароли и отключил систему. «Каминг-аут» Евгения случился на YouTube-канале компании, где он предстал перед зрителями в не самой лучшей форме, однако и не в худшем положении для себя.

По ходу выступления Евгений признался в соучастии в нескольких преступлениях (если бы хоть что-то из того, что он сказал, было правдой), а значит, должен был вещать из камеры СИЗО, либо из-под домашнего ареста. Однако ни того ни другого с ним не случилось — потому что и в СИЗО, и под домашним арестом запрещено пользоваться интернетом.

Его обращение было сразу же подхвачено «профильным телеграмм-каналом» и до настоящего времени остаётся в прикреплённом сообщении в его заголовке. Видимо именно эта «информационная бомба» должна была побудить пойти в полицию посетителей канала с подписанными по форме заявлениями, однако и внешний вид, и содержание его выступления у нормальных людей ничего кроме недоумения вызвать не могли. Безобразные «заглушки», которые 7 марта были выставлены на ресурсах наших компаний с объявлением о том, что сайты запрещены «по устному распоряжению» силовиков и предложением написать заявление в полицию — тоже дело рук Евгения. Я расцениваю это, как хулиганство, и пусть этим занимаются юристы. Наши же проблемы приземлённее — мы восстанавливаем базы данных и перезапускаем все проекты на новых серверах. Подключены лучшие специалисты из IT-сферы, так что прошу всех потерпеть ещё немного: мы всё починим, и всё заработает в прежнем режиме.

По ПК «Бест Вей» есть проблемы с оформлением, регистрацией и оплатой по 34 квартирам. Есть несколько десятков заявлений о возврате паевых взносов. Сергей Иванович Крючек, не так давно взявший на себя руководство кооперативом, находится на связи с каждым пайщиком, все документы будут оформлены и все выплаты будут произведены. Однако остаются проблемы технического характера, о которых я писал выше — мы преодолеваем последствия саботажа с серверами и восстанавливаем базы данных. Кроме того, некоторая часть документации остаётся в полиции после обыска.

Крючек С.И. запросил у следователя оставшиеся материалы, ожидаем удовлетворения его ходатайства.

Есть некоторые проблемы с оформлением полномочий самого Крючека С.И. как руководителя кооператива — он может действовать либо по нотариальной доверенности от моего имени, либо на основании решения совета кооператива. Ни меня, ни некоторых членов совета сейчас нет в России и по известным причинам, вернуться сейчас очень затруднительно. То же самое касается и пересылки необходимых юридических документов. Однако и эта проблема будет решена в ближайшее время.

По поводу текущих расчётов, начислений и транзакций в рамках других проектов. Нахождение Hermes Ltd в иностранной юрисдикции, а также депонирование активов компании в валюте позволило обеспечить их сохранность. На сегодняшний день

объявлено о недоступности Binance для российских резидентов, ожидаются трудности с выводом и расчётами через российские банки, с использованием российских платёжных карт, но весь этот шторм происходит в общей для всех неопределённости. От себя могу обещать, что с учётом накопленного капитала и резервов наши партнёры останутся в несравнимо лучшем положении чем те, кто не присоединился к нам.

Отключение российских банков от SWIFT, волатильность валют, надвигающийся мировой экономических кризис — конечно же, всё это будет влиять на нас. Однако уверен, что наш опыт и профессионализм нашей команды помогут пройти этот период без потрясений.

Несколько слов о том, что касается текущей работы и важных решений, принятых на сегодняшний день.

На разрешение Совета (Правления) кооператива поставлен вопрос о приостановлении приёма новых пайщиков. Это решение необходимо для избежание провокаций (что-то подобное мы ожидаем, если призывы «доброжелателей» писать заявления в полицию не сработают, и критическая масса «потерпевших» из числа действующих пайщиков не наберётся). Ситуация на рынке недвижимости — охлаждение продаж, неопределенность с ценами — позволяет ограничить приём новых пайщиков безболезненно. Тем более, будет подтверждена жизнеспособность экономической модели кооператива, который сможет дальше вести свою деятельность без притока новых пайщиков;

Я лично продолжу дистанцироваться от руководства ПК «Бест Вей» и подтвержу компетенции Сергея Крючека. Это принципиальное решение необходимо для того, чтобы обезопасить кооператив, как самый уязвимый проект — работающий в российской юрисдикции, с прозрачной отчётностью и внушительными легальными активами. Уж коль скоро некоторым «оппонентам» не даёт покоя именно моя личность, то я сделаю всё возможное, чтобы негатив не проецировался на кооператив. Всегда считал и считаю, что жильё и жилище (в более широком понимании) это самое дорогое и важное для человека после вечных ценностей — семьи и близких. Это святое, а значит ставить под удар наших пайщиков я не имею права.

Будет продолжена вся судебная и юридическая работа — как по взаимодействию с Банком России по вопросу исключения из списка «финансовых пирамид», так и в судах и арбитражных судах. Административные иски пайщиков, иски к Центробанку, иски к федеральным и региональным СМИ — ничего не будет остановлено, продолжим судиться. Также не оставим в беде наших людей, которые были арестованы в феврале — считаю этот факт горькой ошибкой, буду всячески содействовать их скорейшему освобождению.

Мы продолжим восстанавливать нашу сетевую инфраструктуру и интернет-сайты — уже на новой платформе и с привлечением надёжных и лучших IT-специалистов.

Наши планы и программа действий понятны и достижимы. Мы сами кузнецы своего счастья и своего будущего. И как бы банально это ни звучало, только мы сами его и можем разрушить. Поэтому я прошу вас не поддаваться эмоциям и панике, мыслить критически, перепроверять и фильтровать всю информацию, ориентироваться только на официальные источники и самое главное — держаться вместе и верить друг другу. И тогда победим!

Ваш Роман Василенко.