25 ноября 2018      21      7

Кредитный кооператив банкротить нельзя помочь

Здравствуйте! Статья посвящена тем, кто интересуется судьбой некоммерческой корпорации кредитного потребительского кооператива «Семейный капитал» и тем, кто возможно уже является пайщиком кредитного кооператива. Обращаю Ваше внимание, уважаемый читатель, что надзорным органом за деятельностью кредитных кооперативов является ЦБ РФ. Раньше, в конце 90-х и 2000-х, когда читал студентам лекции по банковскому праву, предполагал, что в этом учреждении работают абсолютно преданные своему делу профессионалы. Однако ошибался…

ЦБ — КПК — обанкротить нельзя помочь

Есть у СМИ такая традиция – когда банкротится кредитный кооператив, не разбираясь в вопросе, винить во всем директоров-мошенников и директоров-коррупционеров. Нельзя сказать, что обвинения эти всегда беспочвенны, да только здесь, как в семейном конфликте – не бывает виновата лишь одна сторона.

Редакция журнала «Кредитная кооперация: сегодня, завтра, всегда!» связалась с директором кредитного потребительского кооператива «Уральская народная касса» Иванаевской Еленой Валентиновной, которая согласилась рассказать, как и почему обанкротилась её организация. А главное – как государство «помогало» ей справиться с кризисом и как Центробанк поставил крест на будущем кооператива.

Директор КПК Елена Иванаевская

История одного кооператива, или как ЦБ «спасал» Уральскую народную кассу.

Елена Валентиновна, расскажите, пожалуйста, что происходило с КПК «УНК» в период с 2013 по 2015 год? Почему кооператив оказался в предбанкротном положении?

По состоянию на 2013 год кооператив в полной мере выполнял свои обязательства перед пайщиками – ежемесячно мы выдавали займы на сумму 25-27 миллионов рублей. 2014 год оказался не столь продуктивным, что связано, в первую очередь, с ухудшением экономической обстановки в стране, которую многие справедливо сравнивали с кризисом 2008-2009 года.

В частности, с февраля 2014-го ЦБ РФ начал отзывать лицензии у недобросовестных банков. Кооперативов эта мера не касалась, однако среди пайщиков закономерно возникла паника, приведшая к массовым заявлениям на возврат денег. Люди всё чаще снимали свои сбережения со счетов, что в итоге привело к нарастающему дефициту оборотных средств кооператива. Новые средства в этот период поступали во всё меньших количествах. Корень проблемы заключался в том, что, как это и положено в организациях данного типа, средства пайщиков-сберегателей в большом объёме были выданы другим пайщикам в займы, что естественно, ведь она была организована именно для финансовой взаимопомощи. Одновременно на фоне кризиса (люди теряли работу, бизнес банкротился) резко вырос уровень неплатежей, с которыми невозможно решить вопрос быстро.

Ведь по закону это сберегатель может в одностороннем порядке расторгнуть договор с кооперативом и потребовать свои деньги. У кооператива такой возможности нет – мы можем только дожидаться платежей от пайщиков согласно графику. Само собой, есть альтернатива – обратиться в суд, по каждому пайщику – отдельно. Нетрудно представить, сколько времени длятся такие дела – месяцами, а иногда годами. При этом средства всё равно будут возвращаться медленно и по частям. Единственный выход в такой ситуации – прекратить выдачу займов, чтобы хотя бы частично вернуть деньги сберегателям.

Однако займы – это единственный источник дохода для сберегателей и самого кооператива, соответственно, прекращение их выдачи приводит к тому, что КПК начинает работать в убыток. По цифрам ситуация сложилась следующая – в 2014 году займы выдавались до 10 миллионов рублей в месяц. А в 2015-м мы за весь период выдали займов всего на 10 миллионов. Со стороны государства не было никаких механизмов, которые могли бы нам помочь (механизм санации распространялся только на банковскую сферу). А вот тех, что мешали, хватало.

Читайте на сайте:  Особенности реорганизации кредитных потребительских кооперативов

Например, когда кооператив начинает работать в убыток, ЦБ РФ имеет законное право закрыть КПК. Выход есть – взимать членские взносы для покрытия убытков. Однако это, во-первых, никому не выгодно. А во-вторых, очевидно, что в условиях нарастающего кризиса это кратковременная мера. К тому же, как только кооператив объявит о необходимости «скидываться» на покрытие убытков– пайщики сразу начнут писать заявления на возврат средств, из страха, тем самым усугубляя ситуацию.

Займы – это единственный источник дохода для кредитного  кооператива

Значит, вы прекратили выдавать займы. Но вряд ли это единственная мера, принятая для стабилизации обстановки? Были ведь и другие решения?

Конечно, на внеочередном собрании уполномоченных пайщиков в октябре 2015-го мы приняли ряд кардинальных мер – сменили часть офисов на более дешёвые, сократили штат, соответственно – оптимизировали должностные обязанности. Приходилось трудиться гораздо плотнее, но ради спасения кооператива (буквально) это всех устраивало. Также нам пришлось отказаться от благотворительных программ. На октябрьском собрании 2015 года было принято решение официально обратиться к руководству Республики Башкортостан и Благотворительным Фондам, в ЦБ РФ с просьбой о поддержке. Были приняты и более конкретные меры, хотя и не слишком приятные для руководства кооператива и пайщиков, но выхода у нас не было. В частности, мы приняли решение взимать взносы в размере 500 рублей с каждого пайщика.

В марте 2016 года состоялось очередное Общее собрание уполномоченных пайщиков. Там нами был предложен проект мирового соглашения, включавшего несколько мер. Было предложено наложить мораторий сроком от одного года на возврат основной суммы сбережений пайщиков. За это время планировалось перезаключить договора таким образом, чтобы пайщики могли получать выплаты ежемесячно или ежеквартально. Разумеется, мы стали активнее использовать медиацию – процедуру досудебного урегулирования вопросов с пайщиками-сберегателями. Одно из ключевых решений, предложенных руководством кооператива, заключалось в том, чтобы сберегатели получали свои средства через взыскание долгов с конкретных неплательщиков по исполнительному листу, то есть речь шла о переуступке права требования (цессии). Это были единственные адекватные меры, которые мы могли ввести со своей стороны для нивелирования убытков и недопущения закрытия кооператива.

Вы сейчас говорите о решениях, принятых на собрании пайщиков в октябре 2015 –марте 2016 года. Но ведь антикризисный план к тому моменту у вас уже был? Проблема то возникла гораздо раньше.

Разумеется, антикризисный план был разработан на внеочередном собрании ещё в июне 2015 года. По нему, кроме уже озвученных мер, были приняты и другие решения, в том числе –в ответ на нормативы, установленные ЦБ РФ, которые объективно не помогали нам выбраться из кризиса, а наоборот – лишь усугубляли наше положение. К примеру, убыток от уставной деятельности за 2015 год составлял тогда около 70 миллионов рублей.

Однако по требованию Центробанка из-за просроченных задолженностей пайщиков мы обязаны были сформировать резервный фонд по сомнительным долгам в размере 30% от норматива. То есть, в отсутствие прибыли кооперативу пришлось сформировать дополнительный убыток в размере 61 миллиона рублей! Займы к этому моменту практически не выдавались, на конец 2015-го мы имели 33 миллиона рублей в паевом фонде и 20 миллионов рублей в резервном.

То есть, оставалось ещё 76 миллионов убытка, которые можно было разделить по всем пайщикам. Это порядка 4500 человек на тот момент (с учётом выбывших в течение предыдущего года), то есть грубо – по 16 тысяч с человека. Но насколько это справедливо? Вот и мы решили, что это не наш вариант. Тут же отмечу, что по требованию ЦБ РФ сберегатели, внося деньги в кооператив, дополнительно 8% отчисляют в паевой фонд. То есть пай каждого сберегателя состоит из обязательного паевого взноса плюс добровольный взнос, составляющий 8% от сбережений. По сути, из-за требований Центробанка большую часть убытков нам формировали сами сберегатели, так как это им начислялись проценты по сбережениям, а проценты – это расходы. Поэтому мы приняли решение распределять убытки пропорционально общим паям. Также пайщикам было предложено списать дополнительные членские взносы зачётом с их сбережений. Мера неприятная, но ведь это не живыми деньгами платить.

Читайте на сайте:  ЦБ России против кредитного кооператива "Семейный капитал"

Общее собрание пайщиков КПК против процедуры банкротства

Ситуация сложилась непростая, но вариант банкротства вы всё равно не рассматривали?

Категорически нет, потому что в этом случае нам назначали арбитражного управляющего по демпинговой продаже недвижимости кооператива и дебиторки. Всем известна практика продажи активов обанкротившейся компании с аукциона – это 2-5% реальной стоимости.То есть если дебиторская задолженность и недвижимость кооператива составляли тогда около 250 миллионов, арбитражный управляющий по итогам продажи выручил бы за неё не более 12,5 миллионов, что не соотносимо с обязательствами перед сберегателями. Мы перестали выдавать займы, оставили лишь два офиса, оптимизировали все административные издержки. Плюс постарались внедрить уже упомянутый мораторий на возврат средств. И, конечно, мы не переставали судиться с должниками (причём, мы начали работу по индексации задолженности злостных заёмщиков), это привело к увеличению дебиторской задолженности и реанимации старых должников, которые решили, что мы про них забыли и платить ничего не надо, а тут, благодаря присуждённой индексации, с них взыскали и старую задолженность. Данная мера, если бы мы до конца успели всех проиндексировать, увеличила бы дебиторскую задолженность ещё на 20%. Всё это давало сберегателям гарантии в будущем вернуть свои средства. Пайщики были согласны ждать, сколько нужно, ведь это реальная возможность получить хотя бы часть вложенных средств. Была ещё одна надежда. Правительство тогда заявило, что в 2017-2018 году в Фонд защиты акционеров и вкладчиков будет направлено 5 миллиардов. Само собой, мы писали во все инстанции, и была вероятность, что мы всё же получим хоть какую-то финансовую поддержку.

На собрании вы решили не банкротить кооператив, но Центробанк принял иное решение, верно? И назначил вам конкурсного управляющего?

К сожалению, именно так. Пайщики единогласно проголосовали против банкротства, потому что понимали – это не выход, а наш антикризисный план мог сработать, и он работал. Несмотря на то, что есть практика мирного урегулирования на стадии банкротства кооператива, представитель Центробанка на следующей день после собрания прямо нам заявил, что банкротить нас всё равно будут. А ведь их сотрудник присутствовал на последнем собрании в марте 2016 года и был в курсе всех принятых решений, однако никаким образом не высказал своего мнения.

Читайте на сайте:  Каким будет ответ пайщикам

Получается парадокс – принят отраслевой Закон «О кредитной кооперации», где сказано, что высшим органом управления кооператива является Общее собрание пайщиков. Собрание подавляющим большинством голосов проголосовало за сохранение организации. Однако, это решение оказалось невозможным выполнить.

Конечно, мы ещё могли надеяться, что конкурсный управляющий пойдёт нам навстречу, более того – в СРО нас обнадежили, что ЦБ назначит именно такого управляющего, который поможет нам, а не будет мешать. Но всё, как обычно, получилось только на словах. Конкурсный управляющий Денисов М.А. вступил в свою должность в марте 2017 года.

Отмечу, что на момент банкротства активов кооператива имелось более, чем на 200 миллионов, что покрывало наши обязательства перед сберегателями на 50%. То есть, наш антикризисный план давал результат и в перспективе мог позволить сберегателям вернуть большую часть средств. Особенно с государственной поддержкой.

Но Денисов М.А. решил строго следовать процедуре банкротства. Из 29 миллионов рублей, поступивших на расчётный счёт кооператива, он израсходовал 20 миллионов и начал отменять договоры цессии, которые мы заключили со 100 пайщиками на сумму 22 миллиона рублей. Очевидно, что отмена договоров цессии, закреплённых через судебные органы, займёт непредсказуемый период времени, ведь он очень непрост и связан с тем, что часть денежных средств заёмщики успели заплатить сберегателям.

Которые, к слову сказать, не встали в реестр кредиторов. На процесс будут потрачены ещё миллионы, а те 22 миллиона в итоге будут проданы «с молотка» за 2-10% от реальной стоимости.

В итоге, кооператив обанкротился. И что же происходит с КПК «УНК» на данный момент? Что будет дальше?

На данный момент арбитражный суд не удовлетворил требования конкурсного управляющего по отмене договоров цессии, признав эти договоры адекватной антикризисной мерой. Однако решение пока принято лишь по нескольким договорам. Что касается будущего – я не рискну ничего утверждать. Факт в том, что кооператив имел возможность с течением времени выплатить большую часть средств сберегателям, но решение ЦБ о банкротстве исключило такой вариант развития событий.

Ещё отмечу, что одна пятая доходов кооператива в виде сборов и налогов ушла государству – это более 60 миллионов рублей (и это – при некоммерческом статусе организации). А ведь чтобы удержать КПК от банкротства, нам не хватило 50 миллионов, которые мы просили у государства – на возмездной основе. Но получилась «игра в одни ворота», а буква закона – не знаю, на что рассчитана, но явно не на защиту прав граждан.

Читатель, одобряете ли Вы действия  чиновников из ЦБ  по банкротству КПК вопреки воле общего собрания пайщиков кооператива. Пишите об этом в комментариях. Не забывайте ставить галочку в квадратике «Получать новые комментарии по электронной почте. Вы можете подписаться без комментирования. И конечно,  поделитесь с друзьями в социальных сетях. 

С уважением, В.Н.

Пайщики из г. Удомли не оставляют надежды на справедливое решение их проблемы-виновник преднамеренного банкротства КПК должен понести наказание:https://www.youtube.com/watch?v=3kfSc6iqraE

Обсуждение: 7 комментариев
  1. Vitali Kulesh (WOCCU):

    Oh my God! (Американизация, в переводе на славянский, о мой Бог) Что я только что прочитал? А где неделимый уставной фонд? Бывает.. Я не об этом. Пусть нас 50 человек только читает, но .. я хренею.. Какие у меня чувства вызывает статья? Негатив и жалость. Вас поимели, а вы булки раздвинули. Нет, я не Навальный и просто не буду орать. Я просто дам денег (денег из проблемы) А дальше думайте сами. Николаевич, прошу не удалять. Они сами поймут.

    Ответить
  2. Vitali Kulesh (Washington):

    Позорище!!! Николаевич позорище!!! Удалять мои посты?? Да сдохните вы без денег. И ты виноват а не Белоусов. Помни об этом.

    Ответить
    1. Виталий, Что Вы негодуете? Приходите на сайт, оскорбляете автора статей. Ваши посты не были одобрены до времени. А Вы, не дождавшись моего решения, а я волен удалять то, что вредит моему сайту и читателям, решили немного пошуметь и зацепить больно.

      Вы, Виталий, совершенно не владеете информацией о КПК «Семейный капитал», Вы не удосужились познакомиться с документами на сайтах http://freeverhova.ru , http://inbelousov.ru/blog/, и на сайте «Кооперативы против бедности», где даны ссылки на подлинники документов, по которым видно, что в России есть организованная группа людей, которым вершить грязные дела помогают различные «крыши».
      Вы негодуете, и требуете от меня быть лояльным к Вашим постам, а сами не соизволили соблюдать культуру общения на МОЁМ сайте. Подумайте об этом, стратег кооперативного движения.

      Ответить
  3. Виктор:

    Искркнне рад вашей поддержке кооперативного движения. Государство,как говорил Ленин — аппарат насилия, независимо от строя.В Чехии, вообще, закрыли кредитные кооперативы, предложив им купить лицензию и стать банками. Государство не в состоянии эффективно управлять, частник не заинтересован быть гуманным. Только коллективная собственность — путь в новое конституциональное устройство общества.

    Ответить
  4. Vitali Kulesh (WOCCU):

    Victor, А кто если не мы? Николаевич устарел, но есть порох в пороховницах. А так.. Чехия.. Зачем так далеко? РБ тоже упоковали) Мое мнение, дать денег пайщикам. И это Высшая мера.

    Ответить
  5. Vitali Kulesh (WOCCU):

    Владимир Николаевич, не обессудьте. Но к сожалению, я не вижу реальных подвижек. Поймите, я не пришёл вредить Вам. Не вижу в этом никакого смысла. Но суть кооперативного движения Вами рассмотрена однобоко. Спасти Белоусова и команду. Ок. И что?денег это не принесёт. Люди пришли заработать и все потеряли. Можно ли не терять в кооперативах? Пусть не заработать, но и не потерять. Да и потом, пайщики согласны на 50%. Как любитель всего, что связано с кооперативами готов год поработать бесплатно. Пусть создам бизнес в пределах возможностей деньги от которого раздадим пайщикам.Может так? Ведь здравая идея. И последнее. Повторюсь: Я не пришёл в ваш монастырь со своим укладом. Я просто хочу увидеть реальный результат. Не обижайтесь. Спасибо за сайт. Разрешите откланяться.

    Ответить
  6. Vitali Kulesh (WOCCU):

    P.S. Елена Валентиновна из «УНК» на будущее. Солнышко, не “Займы-единственный источник дохода КПК, а их возврат» Кто вас вообще выбирает с таким пониманием? Т.е. у Вас имеются деньги (пусть на бумаге) но вы полностью ухерячиваете весь процесс оставляя вкладчиков с носом. И потом сказки рассказываете как вас обидели законодатели и прочий гламур. А может изначально правильные приоритеты расставить нужно? Глядишь и не обонкротились бы. При любом Законе. И так во всем.

    Ответить

Ваш комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.

Архивы публикаций статей
Новости блога на E-mail

Популярные записи
Рубрики
Поделитесь с друзьями в социальных сетях


© 2018 Кооперативы против бедности · Копирование материалов сайта без разрешения запрещено
Дизайн и поддержка: GoodwinPress.ru