Развитие кооперации Амурской губернии

Здравствуйте, уважаемые читатели блога»Кооперативы против бедности»

Международному сообществу стало известно, что Организация Объединенных Наций (ООН)  объявила 2012  год  Международным годом кооперативов, тем самым официально признавая, что деятельность кооперативов в современном мире помогает улучшать   социально-экономические условия жизни людей,  создаёт и сохраняет рабочие места,  сокращает бедность.

Посвящается кооперативам

Такое  событие,  по моему мнению,  следует поддержать публикацией  статей посвящённых  —   потребительским, сельскохозяйственным кооперативам кооперативном движении, о потребительской кооперации. Что и сделаем. Следите за  продолжением.

История кооперативного законодательства

Развитие кооперативного законодательства имеет глубокие исторические корни. Исследования по истории и теории кооперативного движения в отечественной и мировой науке довольно обширны. Принято считать, что история  кооперации началась более полутора веков назад, с первого промышленного переворота в Англии в последней трети XVIII века. Англия раньше других европейских стран столкнулась с  проблемами, вытекающими из промышленного развития. Развивающийся капитализм разделил общество на бедных и богатых. В этих условиях  общественные слои  Англии были вынуждены искать некую форму социальной защиты в противовес капиталистической системе интенсивной эксплуатации малоимущего населения общества. Примерно с1769 г. в Англии стали возникать первоначально быстро распадавшиеся потребительские кооперативы.

Важная роль в развитии кооперативного движения  в Англии  принадлежала Р. Оуэну, «истинному родоначальнику кооперативного движения в Англии»[2]. Термин «кооперация» в его современном понимании был впервые употреблён в начале XIX века в Англии Р.Оуэном, который предложил радикальное средство борьбы с «язвами капитализма» – устройство «земледельческих и  мануфактурных поселений единства и взаимной кооперации»[3].    В 1844 году последователи Оуэна в г. Рочдейл (Англия) организовали общество потребителей (в него вошло первоначально 28 человек) и назвали его обществом «справедливых пионеров». «Рочдельские пионеры» сформулировали важнейшие принципы кооперативного движения которые получили широкое распространение в кооперативном движении и были положены в основу принятых в 1896 г. на 2-м конгрессе Международного кооперативного альянса (МКА) универсальных принципов кооперации.

В России же самодержавный режим остерегался свободного развития кооперации. Поэтому с самого начала кооперативное движение было взято под подозрение и контроль. Оно нормировалось законодательными актами и административными распоряжениями. Каждый вид кооперативов находился в ведении различных ведомств (кредитные кооперативы — в ведении Министерства финансов, потребительские — Министерства внутренних дел, артели — Министерства торговли и промышленности, сельскохозяйственные товарищества — Министерства земледелия и государственных имуществ). Порядок их возникновения и деятельности регламентировался «нормальными» или «образцовыми» уставами, разрабатывавшимися соответствующими министерствами. Так как  специального кооперативного закона не существовало, министерства при разработке первых уставов кооперативных учреждений руководствовались положением «О благотворительных обществах и кассах» [4].

Принципы и ценности кооперации_cr

После  революционных событий 1905 г. кризис самодержавной власти проявился со всей очевидностью и в области кооперативной политики. Однако власть  считала себя еще достаточно сильной и способной ограничить кооперативное движение административными рамками, не прибегая к коренным реформам. Определенной тактической уловкой самодержавия явилось принятие 4 марта 1906 г. «Временных правил об обществах и союзах».[5] Новый документ в ряде статей повторял предыдущие. Вместе с тем его можно назвать первым специальным кооперативным законом в России. Закон состоял из 39 статей, и его предваряло краткое введение, где говорилось, что «до издания общего закона об обществах и союзах к ним применяются временные правила…». Первая  статья  «Временных правил» начиналась с определения общества и союза. «Обществом по смыслу правил… починается соединение нескольких лиц, которые, не имея задачею получение для себя прибыли от ведения какого-либо предприятия, избрали предметом своей совокупной деятельности определенную цель, а союзом — соединение двух или нескольких таких обществ, хотя бы через посредство их уполномоченных». Этому вольному определению кооператива необходимо уделить особое внимание. В литературе того времени давно был решен вопрос о том, что является кооперативом, на каких принципах он основывается, какие цели преследует.[6]

Большинство исследователей кооперативного движения  определяли кооператив как добровольное объединение лиц, действующее на основе равноправия его членов, в целях их хозяйственного и духовного роста. Отличительными чертами истинной кооперации считались: самостоятельность, самодеятельность и личная заинтересованность ее членов в достижении высоких экономических результатов. Таким образом, принятый  закон игнорировал основные кооперативные принципы.

Согласно ст. 2 «Временных правил», «общества и союзы могут быть образованы без испрошения на то разрешения правительственной власти». Эта статья явилась важным завоеванием кооперативного движения. Кооперативы в России могли создаваться или на основании устава, или по договору. В связи с трудностями в регистрации кооперативов была широко распространена договорная форма их организации. Ее особенностью являлось то, что договоры, заключаемые между членами кооператива, можно было не регистрировать, подобно уставам. Это позволяло существовать, хотя и без регистрации, но на законном основании, многим товариществам и особенно трудовым артелям.

Читайте на сайте:  Кооперативы возвращаются?

Приведём пример из истории  становления кооперативного движения Амурской губернии.

 Становления кооперативного движения Амурской губернии.

Годом начинающим собой историю потребительской кооперации в Амурской губернии следует считать 1913 г.[7] В этот год возникает два потребительских общества: Верхне-Благовещенское (в казачьей станице того же названия, находящейся в 8-ми верстах от г. Благовещенска) и Путятинское (в селе того же названия с 250 верстах от г. Благовещенска). К  концу 1916 г. в губернии  было создано и работало 21  потребительское   общество.

Необходимость объединения  в союз потребительских обществ,  в целях обеспечения единства действий в условиях разрозненности потребительских обществ в это время  стал очевиден. Инициатором союзного объединения выступило Благовещенское потребительское общество «Труженик». По его приглашению в ноябре 1916 г. прибыло на организационное собрание 19 уполномоченных от потребительских обществ губернии.  Собрание уполномоченных вынесло  решение об организации товарищества «Амурский кооператор».

Учредители  товарищества избрали договорную форму, как наиболее простую, дающую возможность быстрее приступить к практической работе, тогда как уставная форма предполагала продолжительный срок (зачастую свыше года), требующий для утверждения устава, что отдаляло момент практической работы.[8]

Попятно, что такие кооперативы не являлись юридическими лицами. Это сказывалось на их практической деятельности, в частности при заключении различных сделок. Основной смысл договорной формы состоял в возможности беспрепятственного открытия кооператива с тем, чтобы позднее оформить его в качестве юридического лица.

По свидетельству исследователя рабочей кооперации М.Балабанова, «начала зависимости железнодорожных обществ были доведены до полноты и совершенства».[9] Нормальные уставы, изданные после выхода «Временных правил», для железнодорожных обществ заменяли общие собрания пайщиков собраниями уполномоченных, выборы в которые производились даже не голосованием на районных собраниях, а путем записок, отсылаемых в правление. Как правило, председатель собрания уполномоченных не избирался собранием, а назначался управлением дороги. Уставы также требовали сообщать начальникам о каждом собрании органов управления общества, предоставлять отчеты и списки выборных лиц. Начальники дороги могли отменить постановления выборных органов, даже закрыть общество.

Потребительские общества и сельскохозяйственные товарищества находились в лучших условиях, чем кредитные и железнодорожные кооперативы. Но и они допускались только при выполнении двух условий: если принимали нормальный устав и если среди учредителей не было лиц, с точки зрения полицейского надзора, неблагонадежных. Нормальные же уставы были построены так, что стесняли деятельность товарищества и почти лишали его всякой кредитоспособности. Потребительским и сельскохозяйственным кооперативам позволяли закупать то, что им было нужно, и, как правило, разрешали основывать кооперативные союзы.

В соответствии с нормальными уставами потребительские и сельскохозяйственные общества могли лишь обсуждать на общих собраниях вопросы, имеющие непосредственное отношение к определенной уставом деятельности общества, и притом только те, которые были доведены до сведения начальника местной полиции. В любое время по распоряжению губернатора могла быть произведена ревизия дел общества. Как потребительские, так и сельскохозяйственные общества могли быть закрыты по распоряжению губернатора или министра внутренних дел.

Таким образом, нормальные уставы всю деятельность кооперативных обществ отдавали на откуп административной власти и местной бюрократии, что, естественно, не могло не привести к всевозможным злоупотреблениям.

Все эти недостатки давно уже находились в центре внимания кооперативной общественности. На первом Всероссийском кооперативном съезде 1908 г. в Москве определенно был поставлен вопрос о выработке проекта кооперативного закона, который: 1) устранил бы опеку над кооперацией и заменил разрешительный (концессионный) порядок открытия товариществ явочным (регистрационным); 2) стал бы единым законом для всех видов кредитных товариществ; 3) обеспечил бы свободу соединения кредитных товариществ в союзы.[10] Съездом была избрана особая комиссия, которая и выработала первый проект кооперативного закона. По закрытии съезда дальнейшая разработка проекта перешла к комиссии законодательных предположений при Петроградском отделении Комитета о сельских ссудо-сберегательных и промышленных товариществах. Комиссия возглавлялась  К.В. Кекаутовым — одним из создателей нового кооперативного закона. Кроме него в комиссию вошли известные кооператоры М.Л. Хейсин, А.В.Меркулов, А.А.Исаев и др.

Читайте на сайте:  О подготовке работников потребительской кооперации

В переработанном виде проект рассматривался на кооперативных съездах в Петербурге (1912 г.) и Киеве (1913 г.). Киевский съезд принял текст законопроекта окончательно, поручив комиссии законодательных предположений внести необходимые редакционные поправки, а Комитету принять меры, необходимые для внесения законопроекта в законодательные учреждения. Поручение съезда было выполнено. Законопроект был внесен в Государственную Думу в порядке думской инициативы и принят Думой почти без всяких изменений. В Государственном Совете при рассмотрении законопроекта возникли затруднения, связанные со стремлением разъединить кооперацию и изъять из-под действия закона кредитные, ссудо-сберегательные товарищества и некоторые другие виды кооперативных учреждений. Министерства начали спешно вырабатывать отдельные законопроекты для различных видов кооперации. Особую активность проявило Министерство внутренних дел, в частности департамент полиции.

В мае 1916 г. охранительное ведомство подготовило к заседанию Совета Министров «Записку», в которой обосновывало свою позицию по проблеме кооперативного законодательства.[11]

Департамент полиции особенно беспокоило то, что по проекту «съезды очередные и чрезвычайные созываются без всякого разрешения правительственной власти». При чтении отдельных статей законопроекта ведомство усмотрело явное стремление составителей, как можно более расширить компетенцию съездов и поставить их в положение, независимое от правительственной власти. Вызывало недовольство отсутствие в проекте указания на право министра торговли и промышленности закрывать съезды и их местные отделы при обнаружении в их деятельности чего-либо противного государственному порядку, общественной безопасности и нравственности.[12]

Однако похоронить новый кооперативный закон правительственной власти не удалось. Февральская революция изменила ситуацию в стране и отношение к кооперации. Одним из первых актов Временного правительства было утверждение проекта кооперативного закона в редакции Государственной Думы и его опубликование 20 марта 1917 г. под названием «Положение о кооперативных товариществах и союзах».

«В нем практически отражались чаяния кооператоров и их требования, закон открывал простор самодеятельности кооперации. Этот закон был дополнен впоследствии законом от 21 июня 1917 года «О регистрации товариществ, обществ и союзов» и законом от 1 августа 1917 года «О съездах представителей кооперативных учреждений». Этими мерами облегчалось открытие кооперативов, и создавалась возможность к полному объединению их на местах и во всероссийском масштабе»[13].

Так кооперация в России получила не только экономическое, но и юридическое признание. Новый закон совершенно устранил действовавшую до сих пор разрешительную систему. После вступления закона в силу каждое кооперативное товарищество могло свободно возникнуть, выработать для себя устав, соответствующий местным потребностям и нуждам. Устав представлялся в окружной суд только для регистрации, т.е. для записи в книгах особого (регистрационного) отделения суда и для опубликования этой записи в официальных изданиях. Суд рассматривал устав только с формальной стороны, т.е. решал вопрос о том, соответствует ли он закону, или нет. Если в уставе соблюдались все требования «Положения о кооперативных товариществах и их союзах» и если он не противоречил другим действующим законам, то суд был обязан зарегистрировать устав, для чего ему давался срок не более одного месяца. Со дня регистрации новое товарищество признавалось существующим и приобретало права юридического лица, получало возможность открыть свою деятельность.

Новый закон разрешал товариществам вступать в союзы и образовывать новые, причем в состав союза могли входить как однородные, так и разнородные товарищества, например, кредитные, сельскохозяйственные и потребительские. По закону образование союза происходило по тому же порядку, что и товарищество, т.е. следовало составить устав, согласный с законом, и представить его на регистрацию в окружной суд.

Товарищества и союзы, возникшие ранее опубликования нового закона, обязаны были преобразоваться в соответствии с законом в течение двух лет со дня его опубликования, следовательно, не позднее марта 1919 г. Закон устранял все административные препятствия для созыва кооперативных съездов, как местных, так и региональных. В марте 1917 г. состоялся первый независимый Всероссийский съезд представителей кооперативных союзов, который образовал Совет Всероссийских кооперативных съездов. Н.А. Шиндялов, исследуя кооперативное движение в Амурской губернии того времени, отмечал, что на проводимых съездах участниками принимались решения  о переходе с  договора на устав. Действующее в Амурской губернии кооперативное товарищество «Амурский кооператор»  после принятие устава стало именоваться – Амурский губернский союз потребительских обществ «Амурский кооператор». 5-й съезд  уполномоченных происходил с 13 по 19 мая 1918 г.

Читайте на сайте:  Кооперативы исторически рассматриваются с позиций социального движения

На этом съезде присутствовали представители от 72 потребительских обществ. Заслуживают особенного внимания следующие решения съезда: о вступлении «Амурского Кооператора» членом в Союз Сибирских Кооперативных Союзов «Закупсбыт», в Совет Всероссийских Кооперативных Съездов и в Амурский Областной Союз Кредитных Кооперативов.[14]

 Вместе с тем, как отмечали исследователи,  закон от 20 марта 1917 г.  «Положение о кооперативных товариществах и союзах», хотя и был прогрессивным, но  не был лишен недостатков.  Например, в нем получили преимущественное отражение опыт и интересы лишь одного вида кооперации — потребительской, которая была ведущей в стране, а особенности других видов кооперации учитывались недостаточно. В законе нечетко решались некоторые другие вопросы. Непонятно,  что регистрируется окружными судами — устав или сам кооператив? Общими были и нормы о союзах, ничего не говорилось о льготах кооперации (в частности, по налогообложению).

Однако эти недостатки не снижали общего положительного потенциала закона, который не потерял своей значимости и в последующее время. «Положение о кооперативных товариществах и их союзах» с некоторыми изменениями и добавлениями действовало и в Советской России.

Итак, в рассматриваемый период российское кооперативное законодательство прошло длительный и сложный путь. Главной особенностью дореволюционного этапа развития отечественной кооперации являлось отсутствие специального кооперативного законодательства. Кооперация подгонялась под известные тогда формы хозяйственных предприятий и благотворительных учреждений. В самих же законах отсутствовало даже понятие кооператива. В основе законодательства, касающегося кооперации, лежал концессионный (разрешительный) характер открытия кооперативных организаций в административных органах власти.

После принятия 20 марта 1917 г. «Положения о кооперативных товариществах и их союзах» в России начинается новый этап в развитии кооперативного законодательства. Этот закон явился итогом полувековой борьбы российских кооператоров за хозяйственную и политическую независимость.

Кооперация получила новые основные начала своего правового регулирования, а именно: явочный порядок возникновения кооперативов и регистрацию их в окружных судах; введение примерных уставов, которые имели лишь вспомогательный характер; строгое соблюдение закона в отношении кооперативной деятельности.

 [1] Г.В. Плеханов. Сочинения. Т. XVIII.- М.-Л., 1925. С. 52.

[2] Е.В. Серова. Сельскохозяйственная кооперация  в СССР. – М., 1991. С. 8.

[3]  Н.К. Фигуровская. Кооперация. Страницы истории: В 3 т. Т 1. Избранные труды российских экономистов, общественных деятелей, кооператоров-практиков: В 3 кн. Кн. 1. 30-40 – е годы XIX- начало XX в.-М., 1999. С. 120.

[4] Свод законов Российской империи (далее — СЗ). Кн.IV. T.XIII-XVI. СПб., 1910.  C.   121 — 122.

 [5] СЗ. T. XIV. СПб., 1910. С. 133-135.

[6]  Туган-Барановский М.И. Социальные основы кооперации. 4-е изд. М., 1989. с. 93-96.

[7]  Сычев В. Кооперативы: период становления. Блокнот агитатора №10, 1988, С. 6-8.

[8]  Сычев В. Указ. соч.  С. 10.

[9] Балабанов М. История рабочей кооперации в России. Очерки по истории рабочего кооперативного движения. М., 1928. С. 53-55.

[10] Анфицеpов А.Н. Новый кооперативный закон и ближайшие задачи русской кооперации. М., 1917. С. 5.

 [11] Анализ этого документа, полное название которого «Записка к законодательному предположению о съездах представителей кооперативных учреждений», впервые был дан А.П. Корелиным (см.: Отечественная история. 1992. № 4. С. 117-126).

[12] Там же.

[13]Н.В. Бондаренко, P.M. Кущетеров, З.Р. Кочкарева. История и теория кооперации: Учебник. — Ставрополь, 1998. С. 134.

[14] Н. А. Шиндялов.  Восстановление народного хозяйства в Амурской губернии, М; 1964. С. 32.

Будьте в курсе! Подпишитесь и получайте новые статьи на почту:
К записи "Развитие кооперации Амурской губернии" 5 комментариев
  1. Анна:

    Спасибо за статью, очень познавательно!

  2. Людмила:

    Да, достаточно ёмкий материал, спасибо, удивительно, должна же была работать схема коперирования при новой политике?

  3. Bronislav:

    Интересно и познавательно! Спасибо!

Оставить свой комментарий


© 2016    Кооперативы против бедности - изучаем право всех видов кооперативов вместе.    //    Войти   //    Вверх