Конфликт Центробанка и кооператива «Бест Вей». Каково мнение пайщиков?

В прошлом году потребительский кооператив «Бест Вей» столкнулся с действиями органов власти, которые негативно сказались на его работе. Он намерен защищать свою правоту в суде. А как к ситуации относятся сами пайщики?

Многие пайщики задают себе вопрос, как так получилось, ЦБ России под видом защиты пайщиков, применяет такие меры административного воздействия к потребительским кооперативам, которые не защищают пайщиков, а наносят им огромный моральный и материальный ущерб. Какие цели при этом преследуют чиновники из ЦБ трудно себе представить. Там, где есть неограниченная власть над народом, трудно найти правду и справедливость. А найти её можно только в борьбе постоянной и беЗкомпромиссной.

Банк России на основании мониторинга ситуации на финансовом рынке, а также обращений граждан и организаций формирует список компаний с выявленными признаками нелегальной деятельности на финансовом рынке. 17 ноября 2021 года он обновил этот список, включив в него несколько ранее не фигурирующих там компаний, в том числе потребительский кооператив «Бест Вей».

Позже Генпрокуратура на основании письма ЦБ выдала Роскомнадзору предписание о блокировке сайта https://bestwaycoop.com/. А на сайте самой Генпрокуратуры появился критический по отношению к кооперативу пресс-релиз.

В конце декабря руководители «Бест Вей» провели пресс-конференцию, высказав своё видение ситуации. «АиФ» продолжает следить за конфликтом. И сегодня мы публикуем мнения некоторых пайщиков кооператива.

«Мы готовы к любой проверке»
Александр Чжен, пайщик из Ростова-на-Дону, предприниматель, член совета кооператива:

— Кооператив — это сообщество пайщиков. Следовательно, Центробанку и Генпрокуратуре нужно вызвать более 19 тыс. пайщиков нашего кооператива и предъявить претензии.

Мы работаем восьмой год, к нам не было никаких вопросов. И вдруг без объяснения причин утверждается, что мы стали что-то делать неправильно. Объясните, в чём мы неправы, что мы делаем не так? Задайте вопросы, укажите на ошибки. Мы готовы к любой проверке.

Но нам не задают вопросов — с нами никто не разговаривает. О решениях, которые принимаются в административном порядке, мы узнаём из социальных сетей.

Кооператив соблюдает все процедуры, предусмотренные Законом о потребительской кооперации и уставом. Схема его работы проста и понятна. Деньги на покупку квартир собираются вскладчину.

Это схема, хорошо известная тем, кто жил и работал в СССР. В советское время кассы взаимопомощи были на многих предприятиях. Скинулись работники завода или фабрики по 10 рублей и собрали несколько сотен одному работнику — тому, кто стоит в очереди первым. Он постепенно возвращает долг, и накапливается сумма для следующего в очереди, потом — следующего. Точно так же работает наш кооператив. Где же здесь обман? По-моему, все просто и понятно.

Две петиции в защиту кооператива собрали уже более 29 тыс. голосов. Эти петиции — инициатива самих пайщиков и членов их семей. Они красноречиво свидетельствуют об их отношении к происходящему.

«Обвинения для меня — личное оскорбление» , Галина Енковских, пайщица из Москвы:

— Я пайщик кооператива с 2017 года, стою в очереди на приобретение уже второго объекта недвижимости в кооперативе — хочу купить квартиру своим детям, первый перешёл в мою собственность. Абсурд складывающейся ситуации состоит в том, что мы узнаём о претензиях к кооперативу со стороны государственных органов не от них, а из социальных сетей.

После того, как кооператив был включён в некий список ЦБ, для меня лично ничего не изменилось: мне, извините, нет дела до мнения каких-то анонимных экспертов, на основании чего он вошёл в этот список. Я знаю его и доверяю ему.

Василий Масюк, пайщик из Санкт-Петербурга:

— Для моей семьи вступление в кооператив было фактически единственной возможностью приобрести квартиру. Потому обвинения в его адрес я воспринимаю как личное оскорбление.

После внесения в предупредительный список я обращался в Центральный банк за разъяснениями — в ответ мне прислали статью с «Финкульта» о признаках «финансовой пирамиды». Никаких документов, подтверждений умозаключений о признаках «финансовой пирамиды» представлено не было.

«Объединившись, мы сможем защитить кооператив»-Виталий Гоголь, пайщик из Улан-Удэ, юрист:

— Я более 17 лет представлял интересы граждан и юридических лиц в судах общей юрисдикции, арбитражных, военных судах. Не понаслышке знаю, что такое право.

Перед тем, как связать свою жизнь с кооперативом «Бест Вей», реализовать своё право на жильё, я изучал законодательную базу. Мне понятен Гражданский кодекс и Закон о потребительской кооперации. И совершенно непонятно, что послужило основанием для претензий к кооперативу. Не говоря уже о том, что непонятны основания для возбуждения уголовного дела. Использую все свои возможности, чтобы разобраться в ситуации, помочь кооперативу. Я сам, мои родные и близкие, которые также являются пайщиками, готовы стать под его знамёна, потому что за нами правда.                                                                                                                                                                                                                                                  То движение, которое было организовано несколько лет назад кооперативом «Бест Вей», помогает жителям нашей страны реализовать своё право на жильё. Иных способов, доступных для большинства граждан, не так много. Объединившись, мы сможем решить проблемы, и не сомневаюсь, что государство в лице первых лиц не оставит наши просьбы без внимания.

«Люди имеют право распоряжаться своими деньгами»-Владимир Данч, пайщик из Москвы, адвокат:

— В нынешней ситуации меня очень смущает позиция ЦБ. Тот же самый департамент Банка России, который в ноябре 2021 года включил нас в предупредительный список, в марте 2019-го в письменном виде заверил одну из экспертных организаций, что к кооперативу у него нет вопросов. За подписью того же самого господина Ляха, который в прошлом году критиковал кооператив по телевидению, пришло письмо, где говорилось, что кооператив не относится к числу поднадзорных Банку России организаций, но при этом ЦБ следит за работой на финансовом рынке и неподнадзорных организаций. Если ЦБ выявляет у кого-то какие-то нарушения, то должен сообщить в правоохранительные органы. Но с марта 2019 года со стороны правоохранительных органов никаких претензий к кооперативу предъявлено не было. То есть никто в его деятельности ничего предосудительного не нашёл.

Когда Банк России ошибался — в 2019 году или в 2021-м? В чём причина изменения позиции? Система работы кооператива за два года не поменялась. Или Центробанк, выпустив два года назад письмо о том, что к кооперативу вопросов нет, ввёл в заблуждение пайщиков, для которых это письмо было аргументом при вступлении в кооператив? Или вводит в заблуждение сейчас, называя белое чёрным?

В конце концов, речь идёт о моём праве использовать мои личные деньги, принимая на себя тот или иной уровень финансовых рисков. Меня устраивает система работы кооператива: кредитных средств он не берёт, схема приобретения объектов недвижимости безопасная.
konflikt-czb-i-kooperativa-1
Ведь даже в случае ликвидации кооператива по суду он не только без труда выплатит паи пайщикам, но и получит прибыль, с которой придётся заплатить немалые налоги — потому что стоимость объектов недвижимости за период, пока ею владеет кооператив, существенно выросла. То есть рисков того, что он не сможет вернуть пайщикам внесённые ими паевые средства, не существует.

В объявлении о возбуждении уголовного дела на сайте Генпрокуратуры много странностей. Прокуратура по УПК не имеет права возбуждать уголовные дела. Но она не проинформировала, какой именно следственный орган дело возбудил. Насколько я знаю, нет и официальных писем кооперативу от следственного органа, ведущего дело.

При этом постановление о возбуждении уголовного дела может быть обжаловано. Но не имея его на руках, обжаловать невозможно. То есть отсутствие сведений о том, кто возбудил уголовное дело, — это нарушение прав кооператива.

Я готов безвозмездно участвовать в защите — опираясь на свой опыт работы в адвокатуре. Я приобрел квартиру для своей семьи, своих детей. А мои благие намерения пытаются втоптать в грязь. Рассматриваю действия ЦБ РФ как причиняющие ущерб кооперативу в целом и его пайщикам. А есть ли хоть один потерпевший в уголовном деле, которое кем-то возбуждено?

Недовольные, разумеется, существуют — в том числе среди бывших и нынешних пайщиков. Например, пайщик выбрал квартиру, но с учётом результатов проведённой юридической экспертизы представленных продавцом документов совет кооператива не одобряет приобретение такого объекта. Потому что кооператив не приобретает недостаточно ликвидные и проблемные объекты — из соображений финансовой безопасности.

Дело в том, что при выходе пайщика из кооператива для возврата пая, если ранее в его интересах объект был приобретён, потребуется продать его на открытом рынке. А если в квартире перепланировки или сложности с переходом прав собственности, продать будет трудно. То есть обязанность кооператива в случае выхода пайщика из него вернуть ему пай обусловливает жёсткий подход при одобрении приобретаемого объекта недвижимости.

Но если нужен более мягкий подход, если ты не доволен кооперативом — не вступай в него или выходи, как только решил для себя, что его принципы тебе не подходят.

Надеюсь, до ликвидации кооператива не дойдёт — мы поборемся за выживание, но давайте задумаемся: кому выгодна ликвидация? Только банкам. Потому что у людей при покупке недвижимости фактически не будет других вариантов, кроме как идти к ним в кабалу — чреватую потерей денег, а в случае даже временной потери платежеспособности — и самой квартиры. Из кооператива же пайщик выходит либо с квартирой в собственности и без обременения, либо с деньгами.


Общими усилиями будем бороться за честное и открытое разбирательство в отношении кооператива, за нами — правда.