17 октября 2017      112      0

Э.И. Бурмистров. Первые семейные радости

Приветствую читателей блога «Кооперативы против бедности»!

Бурмистров Эдуард Иванович. Автор книги Тропа советского военного моряка

 

Читайте на странице блога очередную публикацию капитана первого ранга, Эдуарда Ивановича Бурмистрова, прослужившего в Военно-Морском флоте около сорока лет, в том числе 16 лет в разведке  Тихоокеанского флота.

 

Первые семейные радости молодого офицера ВМФ

Наконец-то счастливая семья воссоединилась, но свадьбы так и не получилось. Перед приездом Дмитрия возвратился из отпуска офицер с семьёй, в квартире которого жила Алла, и, надо было искать квартиру. Помогли курсанты, которых обучала Алла, и на­шли ей небольшую комнату в частном доме, недалеко от училища.

Буров в соединении, как молодой офицер, был на хорошем счету. В один из воскресных дней, его подчинённый рулевой матрос Трунтягин, напившись в увольнении, попал в комендатуру. В комендату­ре решил не задерживаться, разобрал потолок в камере, куда его оп­ределили, и сбежал на корабль. Комендант заявил, что в его службе это первый такой случай. В тот же день, Дмитрий наказал матроса, а вечером организовал комсомольское собрание, он был комсоргом корабля. На собрание пришёл заместитель по политчасти соедине­ния подполковник Калинин. Собрание прошло активно и хорошо, Трунтягина чуть не исключили из комсомола. Только защита Дмит­рия спасла его от исключения. Калинину очень понравилась рабо­та комсомольского вожака, и Буров сразу же был включён в состав комитета комсомола соединения. Подошло время присвоения оче­редного воинского звания и, командир, не задумываясь, написал представление. Через месяц, Буров был уже старшим лейтенантом. Старшему лейтенанту вскоре выделили одну комнату в коммуналке на троих. Это была первая семейная радость. Вся мебель семьи со­стояла из металлической кровати и одного стула, привезённых Ал­лой из Владивостока. В Петропавловске в то время мебельной фабрики не было, и вся мебель была привозной или самодельной. Дмит­рий из материалов, выдранных из помещений старого парохода, к которому швартовались суда соединения, сколотил большой крушый стол и примитивный шифоньер. В дополнение к этому гарнитуру в комиссионном магазине купили радиолу «Восток», что было на Кам­чатке тоже большим дефицитом. Жить стало веселее.

Читайте на сайте:  Встреча с ветеранами войн Вьетнама

Budni-flotskogo-e`kipazha-BaklanПошли трудовые будни, Алле стало далековато добираться на работу, на другой конец, хоть и небольшого, но города, а Дмитрий сутками пропадал на корабле, часто выходя в море на решение раз­личных задач. Корабль был уже староватый и для океанских плава­ний не годился. Да и в его назначение они не входили, поэтому плавания все были непродолжительными — 1-5 дней, не более. Несмотря на то, что Буров был ещё только командиром БЧ-1, ко­мандир корабля потребовал от него готовиться и сдавать зачёты на допуск к самостоятельному управлению кораблём. Дмитрий с усер­дием взялся за это дело и вскоре приказом командира соединения был допущен к самостоятельному управлению кораблём. Вскоре это и пригодилось. В бухте Крашенинникова в посёлке Советском ба­зировалась ТОГЭ (Тихоокеанская Гидрографическая Экспедиция), в которую входили четыре КИКа (контрольно-измерительный ком­плекс). Это большие суда с солидным экипажем. При стоянке у при­чала в зимнее время им требовалось отопление паром. Гонять свои котлы при стоянке у причала, видимо, было не целесообразно или по каким-то другим соображениям, им требовался, так называемый, отопитель. Корабли решали очень серьёзные задачи и могли требо­вать к себе такого же отношения, поэтому перед управлением вспо­могательного флота была поставлена задача — обеспечить их отопителем на зиму. Командир соединения решил бросить на решение этой проблемы «Баклан», корабль стоял у причала и спецработ на ближайшее время не планировалось. Командир корабля находился в отпуске, а старший помощник внезапно заболел, поэтому Буров был за командира. Одно дело стоять у причала своего родного со­единения, совсем другое где-то в отрыве. Командир соединения вызвал Бурова и поставил вопрос, сможет ли он самостоятельно перейти к месту базирования ТОГЭ и обеспечить положи­тельное решение поставлен­ной задачи. Буров в таких слу­чаях не имел привычки отка­зываться и, не раздумывая, от­ветил, что вполне справиться.

Читайте на сайте:  Подводный и надводный флот ВМФ России стал мощнее

Вопрос был решён. Корабль дозаправился до полных запа­сов топливом и водой и пере­шёл в бухту Крашенинникова.

Отапливать надо было два корабля «Сибирь» и «Чукотку», зна­чит, стоять надо было между ними. Буров ошвартовался между этими кораблями. Условия не позволяли подать свой трап на при­чал, и сходить на берег надо было через КИК «Сибирь». Корабли эти были сверхсекретными и допуск на них строго ограничен, по­этому дежурный по кораблю сразу запретил членам экипажа «Бак­лана» ступать на их палубу. Буров вызвал дежурного и поставил ему задачу — передайте командиру корабля, что если через полчаса вопрос схода на берег экипажа нашего корабля не будет решён, то перекрою пар, а пар уже шёл на отопление, и возвращусь в своё соединение. Через пять минут дежурный пригласил Бурова к ко­мандиру «Сибири». Командир капитан 1 ранга извинился перед старшим лейтенантом, сказав, что это просто недоразумение, бе­зусловно, сход на берег будет урегулирован. Возвращаясь на свой корабль, Дмитрий уже увидел у своего трапа вахтенного старшину и матроса, которые сопровождали сходящих членов экипажа «Бак­лана» на берег.

Около двух месяцев корабль работал как отопитель, с этой про­стой для него задачей справился успешно. Единственным неудоб­ством было то, что офицеры и мичманы были оторваны от своих семей. Сообщение с городом было неустойчивым, можно было добираться сутками, поэтому сход офицерского состава опять орга­низовали сменами по несколько дней.

В трудах и заботах пролетело почти два года и летом 1961 года Алла пошла в декретный отпуск, и на семейном совете решили ро­жать ребёнка надо Pervenets-devochka-Be`laво Владивостоке, под крылом родителей. В июне Алла на пароходе убыла во Владивосток, а с рождением ребёнка, Дмитрий планировал уйти в отпуск за два года, и приехать во Владивосток.

Читайте на сайте:  Уникальные судно "Янтарь" АПЛ "Подмосковье" для ВМФ России

С Камчатки разрешалось отпуска со­вмещать за два года, продолжитель­ность с учётом дороги три месяца.

Но… опять вмешалась судьба-злодейка. Вышел из строя один из важ­ных подводных кабелей, и требова­лось срочно его отремонтировать. До выполнения этой работы командова­ние соединения запретило команди­ру отпускать в отпуск штурмана. 8 июня у Дмитрия во Владивосто­ке появилась дочь и командир своим волевым решением, негласно, отпус­тил его на десять суток, забрать из род­дома свою первую дочь и к началу работ по ремонту кабеля возвратиться на корабль. Дмитрий на крыльях самолёта и своих прибыл во Влади­восток и как раз вовремя — на другой день он забрал из роддома свою жену с ребёнком, которой дали имя Бэла. Девочка с первых дней была очень красивой, особенной и сразу стала любимицей всех родственников.

10 дней пролетели быстро, и Дмитрий своевременно возвра­тился на корабль в надежде на предстоящий в ближайшее время длительный отпуск. Кабель был успешно отремонтирован, но это была последняя работа Морского Кабельного судна «Баклан». Об­наружилась серьёзная поломка главного котла и по старости кораб­ля ремонт его был не целесообразен.

Корабль было решено списать.

  Метки:

Ваш комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.

Архивы публикаций статей
Новости блога на E-mail

Популярные записи
Рубрики
Поделитесь с друзьями в социальных сетях


© 2017 Кооперативы против бедности · Копирование материалов сайта без разрешения запрещено
Дизайн и поддержка: GoodwinPress.ru