Потребительская кооперация как фактор становления экономики

Здравствуйте, уважаемые читатели блога “Кооперативы против бедности”!

Кооперация и экономика страны_crВзгляд на современное состояние общества и экономики со стороны учёных и простого обывателя, безусловно расходиться в оценке этого состояния. Однако, здесь страшного ничего нет. Так устроена современная информационная бизнес-система. Если выгодно придумывать байки-страшилки для населения, что экономика той или иной страны дышит на ладан, хотя таких признаков и нет, но хозяину газетки или информационному каналу виднее, каким образом строить работу своего детища для получения максимальной выгоды-бизнес, ничего личного. Вот так, в бурном потоке информационной  грязи и вранья, гибнут ростки правды и добрые намерения целого общества, например, кооперативного. Где уж кооператорам, обладающих огромным опытом честного ведения деятельности кооперативов в условиях бандитского олигархического капитализма, пробиться сквозь  коррупционный блок чиновников и деятелей от народа, сидящих в удобных креслах Государственной Думы и Совета Федерации.

Скоро, 18 сентября, в России, выборы в Государственную Думу. Выборы в Государственную Думу, и победа, как всегда, в  этих выборах “Единой России”, должны подтвердить, что народ России согласен с тем, что уже на протяжении более двадцати лет либеральный, воровской клан, сформовавшийся после гибели СССР, творит со страной, экономикой, природными ресурсами, медициной, образованием, некогда, при социализме,  принадлежавшим НАРОДУ, а теперь, кучке бандитов, которые очень умело облапошили доверчивый советский  народ,  проводя залоговые аукционы, чековую приватизацию, или просто рейдерский захват народных предприятий.

Возможно многие из этих крупных богачей и думают, что всё уже позади, и никто им не сможет предъявить  претензий по поводу, приобретения имущества, скажем мягко, мошенническим путём.  Возможно и не предъявит, если и дальше в Государственной Думе будут править бал партийцы “Единой России”, а как они правили в пользу  трансатлантических компаний,  народ России  конкретно почувствовал после введения Западом экономических и финансовых санкций.

Кооперативное движение в России очень невыгодно партии власти. Поэтому, народу, действующим кооперативам России, стоит прислушаться к призыву содержащему в Резолюции, принятой участниками «круглого стола» «Насущные проблемы кооперации в России», Санкт-Петербург, 18 апреля 2016 года применить на практике главную идею кооперации – объединиться ради достижения общей цели. Одним из важнейших вопросов стало предложение выдвинуть в законодательное собрание Санкт-Петербурга кандидатов от кооперативов.

Взгляд на правовое регулирование деятельности городской и рабочей потребительской кооперации, кандидата исторических наук Воробьева Николая Васильевича представляю Вашему вниманию, дорогой читатель!

Н.В. Воробьёв

Правовое регулирование деятельности городской и рабочей потребительской кооперации России в 1917-1925 гг.

Рассматривается развитие советского кооперативного законодательства в области регулирования деятельности городской и рабочей потребительской кооперации в Советской России. Анализируются правовые основы функционирования городских и рабочих потребительских кооперативов в начальный период советской власти, годы «военного коммунизма» и новой экономической политики.

Деятельность современной потребительской коопе­рации сосредоточена на выполнении ее социальной миссии: помощь в решении проблем бедности и заня­тости населения. Реализация задач такого масштаба предполагает выработку стратегии и программы разви­тия, которые обеспечат переход к созданию полномас­штабного кооперативного сектора экономики. Сделать это невозможно без изучения опыта правового регули­рования деятельности городской и рабочей потреби­тельской кооперации — составной части общеграждан­ской потребкооперации.

Ко времени прихода к власти у большевиков не бы­ло сколько-нибудь четкой системы взглядов на коопе­рацию. Для дореволюционного периода характерно критичное отношение к ней: так, в 1902 г. В.И. Ленин утверждал, что кооперация не является средством мир­ного изменения капитализма и способом перехода к социализму [1. Т. 6. С. 396]. В период Первой россий­ской революции он уже признавал, «что потребитель­ные общества есть в известном смысле кусочек социа­лизма…», но пока власть остается в руках буржуазии, до тех пор потребительные общества — жалкий кусочек, никаких серьезных перемен не гарантирующий. [1. Т. 11.С. 369-370]. Более определенную позицию в от­ношении кооперации изложил В. И. Ленин на Копенга­генском (1910 г.) конгрессе II Интернационала. Он от­метил, что кооперативы способствуют как улучшению материального положения рабочих, так и воспитанию их организаторских навыков. Вместе с тем В.И. Ленин считал, что, являясь чисто коммерческим учреждением, кооперативы «имеют тенденцию вырождаться в бур­жуазные акционерные общества» [1. Т. 19. С. 310]).

В послереволюционный период (1917-1920 гг.) по­зиция В. И. Ленина в отношении кооперации сущест­венно изменилась, что отразилось прежде всего в ее оценке как лучшего аппарата для организации распре­деления [1. Т. 38. С. 164]. Особое внимание он уделял рабочей кооперации, призванной «сыграть громадную роль в отношении правильной постановки всего дела снабжения» [1. Т. 37. С. 201]. В качестве главной зада­чи рабочей кооперации В. И. Ленин выделил следую­щую: «чтобы к работе по снабжению были бы привле­чены самые низы» [1. Т. 37. С. 205]. Вышеприведенные суждения позволяют сделать вывод о низведении вож­дем большевистской партии кооперативного движения к выполнению лишь снабженческо-распределительных функций. Эти взгляды нашли отражение в разработан­ном В.И. Лениным «Проекте декрета о потребитель­ских коммунах» (декабрь 1917 г.), согласно которому «существующие потребительные общества национали­зируются, обязуясь включить в свой состав все населе­ние данной местности поголовно». Только членство в них делало возможным получение того минимального объема продуктов питания и промышленных товаров, которое могло предоставить государство в условиях острого экономического кризиса [1. Т. 36. С. 206-210]. В развитие данных положений народный комиссариат по продовольствию (Наркомпрод) разработал проект декрета о потребительских коммунах (он получил из­вестность как «проект Шлихтера» — народного комис­сара по продовольствию), реализация которого вела к полному огосударствлению кооперации. «Проект Шлихтера» предполагал, что кооперация должна взять на себя распределение в общегосударственном мас­штабе, включив все население в обязательном порядке в члены потребительских обществ. В данной местности может действовать только один кооператив, обслужи­вающий только проживающее здесь население. Суще­ствующие потребительские общества национализиру­ются, а вся их деятельность контролируется и направ­ляется советами рабочих, солдатских и крестьянских депутатов. Потребительские общества в определенной степени автономны в организации закупок и распреде­лении продуктов потребления — в пределах установ­ленных государством законов. Средства для закупки продуктов и операционных расходов отпускаются го­сударством в виде беспроцентных ссуд. Содержание документа, опубликованного в «Известиях ВЦИК» 19 января 1918 г., не устраивало кооперативную обще­ственность, которая на протяжении первых лет совет­ской власти еще могла демонстрировать свое несогла­сие с послеоктябрьскими декретами. Изначально не­равная борьба между кооператорами и советской вла­стью продолжалась полтора года. В этом противостоя­нии кооперация была вынуждена постоянно уступать, пока не произошло ее полной реорганизации.

Так, «Первый очередной Всероссийский коопера­тивный съезд», состоявшийся в Москве 14-28 февраля 1918 г., в резолюции «По вопросу о проекте закона о потребительских коммунах» постановил: «Съезд при­знает проект о потребительских коммунах во всех от­ношениях несостоятельным с деловой точки зрения и гибельным для кооперации. Над кооперацией, при­ближающейся в постепенном своем развитии к осуще­ствлению социализма, никаких опытов социализации или национализации производимо быть не должно» [2. С. 5-6]. Чрезвычайный съезд рабочей кооперации 30 марта — 4 апреля 1918 г., признавая ее главной зада­чей вытеснение частного капитала, высказался за со­глашение с властью, но вместе с тем за независимость и самостоятельность рабочей кооперации [3. С. 267]. В результате переговоров с лидерами кооперации был достигнут компромисс, который нашёл отражение в декрете СНК РСФСР от 10 апреля 1918 г. «О потреби­тельских кооперативных организациях». В соответст­вии с ним кооперация сохраняла добровольность член­ства, вступительные и паевые взносы, выплату диви­денда. Допускалось создание в каждой местности двух потребительских обществ: общегражданского и рабо­чего. Вместе с тем кооперация должна была осуществ­лять распределение предметов потребления среди все­го населения по заданиям и под контролем государства [4. С. 48-49]. Однако уже на 3-м съезде рабочей коопе­рации 6-11 декабря 1918 г. была принята резолюция, предложенная большевистской частью депутатов. Она предусматривала подчинение кооперации ВСНХ и На­родному комиссариату продовольствия и обязательное членство [3. С. 271-272].

Советское государство в ус­ловиях «военного коммунизма» перешло к политике ограничения самодеятельности кооперации, что было вызвано как сопротивлением старых кооператоров, так и стремлением к огосударствлению кооперативного движения. Наиболее ярким отражением тенденции к созданию «единого всенародного кооператива» стал декрет СНК «О потребительских коммунах» от 20 мар­та 1919 г. С этого времени ликвидировались те атрибу­ты старой кооперации, которые были связаны с имуще­ственным неравенством: вступительные паи, взносы. В определённой местности разрешалась деятельность толь­ко одного единого рабоче-крестьянского потребительско­го общества — ЕПО. Все кооперативные организации должны были полностью подчиняться партийным и госу­дарственным органам, осуществлять свою деятельность на государственные средства, охватывать в обязательном порядке все население при обеспечении коммунистиче­ского влияния и решающей роли рабочего класса и дере­венской бедноты в их повседневной деятельности. Лица, лишенные избирательных прав по конституции, не имели права принимать участие в руководстве кооперативами и их союзами. Рабочим кооперативам отводилась особая роль — они должны были стать основой единых потреби­тельских коммун [4. С. 129-132].

Читайте на сайте:  Мондрагонские кооперативы не зависят от внешнего рынка капиталов

В соответствии с новым декретом Всероссийская конференция рабочих кооперативов 29 апреля 1919 г. утвердила «Устав Всероссийского центра городских и фабрично-заводских коммун» (Центросекции). Всерос­сийский центр рабочей кооперации конструировался на правах автономной секции при Центросоюзе. Она объ­единяла губернские автономные секции (губсекции) при губсоюзах и отдельные фабрично-заводские ком­муны (общества), не входящие в губсекции. Центросекция была обязана представлять Народному комис­сариату продовольствия (Наркомпроду) отчеты о про­деланной работе, а также делегировать членов правле­ния на заседания его коллегии.

Кульминацией перестройки кооперации на военно­-коммунистических началах стал декрет СНК РСФСР «Об объединении всех видов кооперативных организа­ций», принятый 27 января 1920 г. С этого времени все виды кооперации были включены в систему Центро­союза, одновременно произошло включение в руково­дящие органы кооперации большой группы коммуни­стов вместо опытных кооператоров с дореволюцион­ным стажем. Государственный контроль еще более ужесточался, тем более что затраты на его осуществле­ние значительно уменьшались благодаря проводимому объединению [5. С. 149-150]. Важное значение в деле дальнейшего огосударствления кооперации имело при­нятие декрета СНК в декабре 1920 г. «О финансирова­нии кооперации», согласно которому с 1 января 1921 г. ликвидировалась ее финансовая самостоятельность. С этого времени организационные расходы Центросоюза, губсоюзов и потребительских обществ возмещались государством, а хозяйственные — теми ведомствами, задания которых они выполняли [6. № 99. Ст. 530].

В результате реализации советских декретов в 1917-1920 гг. произошел слом дореволюционного кооперативного законодательства и утверждение новых правовых норм, регулирующих деятельность кооперации. В их основе — концепция «единого всенародного кооператива», охва­тывающего все население страны и работающего под контролем пролетарского государства. Принятие дек­рета ВЦИК от 24 июня 1920 г. «Об организации Кон­трольных советов и Комиссий при потребительских обществах» создавало действенный механизм его осу­ществления [6. № 67. Ст. 268]. Потребительская коопе­рация стала частью государственного аппарата по рас­пределению промышленной и продовольственной про­дукции. Итоги кардинальной реорганизации кооперации были неутешительными. Она привела к отказу от внутренне присущих кооперативному движению прин­ципов (добровольность членства, материальная заинте­ресованность, аполитичность, демократизм управления и др.), порождала иждивенчество и пассивность как кооперативного аппарата, так и кооперированного на­селения.

Переход к новой экономической политике потребо­вал пересмотра всей системы кооперативного строи­тельства, т.к. частный капитал превращался в серьезно­го конкурента обобществленных секторов экономики. В связи с новыми задачами X съезд РКП(б) поручил выработать и провести в жизнь постановления, кото­рые бы улучшали и развивали строение и деятельность кооперативов применительно к замене продовольст­венной разверстки натуральным налогом. В соответст­вии с этими указаниями СНК РСФСР издал декрет от 7 апреля 1921 г. «О потребительской кооперации», по которому она освобождалась от подчинения Наркомпрода, ей было предоставлено право выхода на свобод­ный рынок, допускалось образование в пределах еди­ных потребительских обществ добровольных потреби­тельских обществ (ДПО), вступление и выход из кото­рых были добровольными, в них восстанавливались вступительные членские и паевые взносы, им было предоставлено право приобретать через ЕПО различ­ные товары на денежные и натуральные взносы своих участников. ДПО входили в потребительские общества как коллективные члены, но паи вносил в ЕПО каждый член ДПО отдельно за себя. Состоять членом можно было только в одном добровольном объединении, как и в ЕПО. Декрет восстанавливал пай, вступительные взносы и авансы с тем, чтобы они были доступны и беднейшему населению.

Восстанавливалась выборность органов управления потребительских обществ, пассивным и активным из­бирательным правом пользовались граждане, не лишенные избирательных прав по конституции. Вместе с тем оставались такие деформации периода «военного коммунизма», как сохранение контроля Наркомпрода за деятельностью потребительской кооперации, обязатель­ное членство, возможность существования в одном насе­ленном пункте только одного кооператива, нормирован­ное снабжение. Декрет не предусматривал неторговой деятельности потребительской кооперации, почти полно­стью прекращенной за годы «военного коммунизма», но она фактически все же развивалась, главным образом, как инструкторская, издательская и по технической подготов­ке работников кооперации [5. С. 230-231].

Таким образом, данный декрет положил начало формированию рыночной законодательной базы коо­перативного движения. Процесс перехода от распреде­лительной экономики к рыночной не был простым и безболезненным. Сказывались последствия военно­-коммунистического периода, в частности национализа­ция кооперативных предприятий, натурализация зара­ботной платы и др. Кооперативы часто не могли даже начать хозяйственную деятельность из-за отсутствия необходимых средств. С целью оказания материальной помощи потребительской кооперации были приняты последующие декреты.

Важную роль в становлении городской и рабочей по­требительской кооперации сыграл декрет СНК от 7 апре­ля 1921 г. «О натуральном премировании», согласно ко­торому ведущие промышленные предприятия получили право путем отчисления определенной доли от своего производства (либо путем организации специального производства) создавать фонды натурального премирова­ния рабочих. Они передавались местным кооперативным объединениям (ДПО) и использовались исключительно для удовлетворения нужд рабочих и служащих данных предприятий. Размер отчислений в фонды зависел от уровня производства, стоимости выпускаемой продукции и не должен был превышать 5% валовой выработки, при условии выполнения не менее 60% установленной произ­водственной программы [5. С. 233-234].

Однако средств самих предприятий для создания товарообменного фонда было недостаточно. Поэтому в соответствии с декретом СНК от 13 мая 1921 г. госу­дарство образовало авансовый обменный фонд для ор­ганов рабочей кооперации, который состоял из товаров на сумму 4 млрд руб. золотом и денежной суммы в 40 млрд руб. в денежных знаках выпусков предыдущих лет [7. № 47. Ст. 228]. Для реализации этого фонда а также руководства рабочими кооперативами создава­лись центральный, региональные и губернские рабочие кооперативные комитеты. Согласно декрету 30 мая 1921 г. был образован Центральный рабочий коопера­тивный комитет (Церабкооп) в Москве, призванный осуществлять руководство системой рабочей коопера­ции и организовать в масштабах всей страны распреде­ление авансового фонда для проведения заготовитель­ных операций. При этом Церабкооп не создавал своего собственного технического аппарата, а пользовался аппаратом Центросоюза. Декрет СНК от 8 ноября 1921 г. постановил ввести представителей губрабкоопов в состав губернских комиссий по снабжению ра­бочих с правом решающего голоса. Тем самым повы­шалась роль Губрабкоопов в распределении и заготов­ке продуктов питания и промышленных товаров [7. № 64. Ст. 473].

Таким образом, вновь образовалась особая рабочая кооперация, но не выходящая из общегражданской и ведения Центросоюза. По декрету Церабкооп делился на постоянный президиум (из трех представителей: ВЦСПС, Наркомпрода и Центросоюза), а также пле­нум, куда входили представители Московского и Пет­роградского ЕПО, Центрального комитета транспорт­ных рабочих, губернских союзов потребобществ и профсоюзов тех губерний, в которых были учреждены губернские рабочие кооперативные комитеты. Послед­ние, в свою очередь, выбирались на губернских конфе­ренциях рабочих кооперативов. Центросоюз получал отчеты от Церабкоопа по его операциям, ВЦСПС — по использованию товарного фонда. Все положения и ин­струкции в отношении рабочей кооперации вырабаты­вались и принимались Центросоюзом вместе с ВЦСПС. Рабочие кооперативы сначала стали создаваться при отдельных предприятиях как закрытые, но IV съезд профсоюзов в 1921 г. признал единственно целесооб­разным территориальный признак. К числу основных задач рабкоопов относились: всестороннее освещение целей и задач рабочей кооперации; кооперирование рабочих и служащих; правильное и своевременное рас­пределение материальных благ, получаемых членами кооператива от своих учреждений в счет заработной платы или от кооперативных организаций; всемерное обслуживание потребительских нужд пайщиков. При наличии в городе нескольких рабочих кооперативов создавались союзные объединения (СРК).

Читайте на сайте:  В гармонии с природой

Существен­ное значение в деле восстановления классических (рочдельских) принципов кооперативного движения имел декрет СНК от 26 июля 1921 г. «О средствах коо­перации», согласно которому с 1 сентября 1921 г. от­менялось ее сметное финансирование. С этого времени деятельность кооперация переводилась на собственные средства, которые могли образовываться из вступи­тельных и паевых взносов; авансов ее членов, других кооперативных организаций и учреждений; вкладов и займов от лиц и организаций; начислений на себестои­мость производимых операций; сумм, получаемых пу­тем кредитных операций; комиссионного вознагражде­ния за выполнение обязательных государственных за­даний; пособий от государства на выполнение меро­приятий, имеющих народно-хозяйственное значение, авансов, получаемых согласно договоров от правитель­ственных учреждений. Вместе с тем государственное финансовое содействие кооперации не только сохра­нялось (в виде выдачи краткосрочных и долгосрочных ссуд из кооперативного отдела Народного комиссариа­та финансов), но и в целом играло определяющую роль в деле поддержания финансовой устойчивости кооперативов [7. № 58. Ст. 382].

В октябре 1921 г. правление Центросоюза утверди­ло положение о паевых взносах: каждый член ЕПО вносит вступительный взнос и не менее одного пая, размер которого устанавливался общим собранием (со­бранием уполномоченных), но не менее минимального, установленного губсоюзом для данной губернии. Было предусмотрено освобождение беднейших членов об­щества от внесения пая, который образовывался для них путем отчисления от чистой прибыли общества; ЕПО вносят паевые взносы в губсоюз в размере 1/3 своих паевых капиталов, собранных обществом среди своих членов, а губсоюзы вносят паевой взнос в Цен­тросоюз в размере 1/4 паевых капиталов; на паевые взносы проценты не начисляются [8. С. 20].

Продолжением линии на усиление финансовой ус­тойчивости потребительской кооперации стало учреж­дение банка потребительской кооперации (Покобанка) в соответствии с декретом СНК от 24 января 1922 г., разрешившего учреждение кооперативных кредитных и ссудосберегательных товариществ и их союзов и предоставившего последним право наряду с кредитны­ми вести также и посреднические операции. Устав Покобанка был утвержден 8 февраля 1922 г. на основе постановления ВЦИК и СНК от 6 февраля 1922 г. о разрешении учреждения банка потребкооперации и в этом же месяце началась его практическая деятель­ность [9. № 16. Ст. 163]. 1 января 1923 г. Покобанк был переименован во Всероссийский кооперативный банк (Всекобанк) с расширением компетенции, вклю­чившей в себя обслуживание кредитных потребностей всех систем кооперации (в связи с разрешением вла­стей обслуживать другие виды кооперации) [10. С. 102, 793-794]. Устав Всекобанка наметил в качестве основ­ных целей его организации содействие развитию дея­тельности кооперативных организаций путем кредито­вания их и производства всех банковских операций, вытекающих из потребностей финансового хозяйства кооперации. В состав пайщиков Всекобанка могли входить кооперативные организации всех видов и сте­пеней. Его хозяйственная деятельность в основном сводилась к мобилизации кооперативных капиталов и аккумуляции свободных резервов кооперации и сбере­жений населения, рациональному распределению и перераспределению этих средств между отдельными видами и звеньями кооперации, увязке финансового хозяйства кооперации с общим финансовым хозяйст­вом страны. Но этим деятельность Всекобанка не ог­раничивалась: он вел и обширную организационную работу, которая заключалась в консультировании коо­перативных обществ по вопросам организации и веде­ния их финансового хозяйства, их обследовании по всем направлениям, содействии кооперативам в уком­плектовании штатов финансовых отделов квалифици­рованными работниками, участии в законодательных и регулирующих органах по вопросам финансового хо­зяйства кооперации.

В целях улучшения условий для развития потреби­тельской кооперации согласно декрету СНК от 26 ок­тября 1921 г. ей возвращались национализированные предприятия и промыслы [7. № 72. Ст. 576]. Инструк­ция «О порядке возврата потребительской кооперации принадлежавших ей предприятий и промыслов» уста­навливала правила и сроки денационализации коопера­тивной собственности. Однако «в исключительных случаях» допускалось «оставление в руках государства предприятий или промыслов, принадлежавших ранее потребительской кооперации», правда, при достижении согласия с кооперативной организацией. В случае, если согласие не будет достигнуто, разрешение этого вопро­са должно было передаваться в местную смешанную комиссию, где вопрос должен был быть разрешен в срок не более двух недель со дня поступления в нее дела. Предусматривалось также возмещение государ­ству затрат на новое оборудование, капитальный ре­монт и т.д. со стороны той кооперативной организации, которой передавались предприятия и промыслы [11. С. 555]. Следует отметить, что особенно реального зна­чения этот возврат предприятий не имел, т. к. большей частью предприятия были мелкими, не устраняли ост­рого недостатка продукции и для самой кооперации не разрешали товарных и денежных затруднений.

Законодательные инициативы начала 1920-х гг. способствовали восстановлению товарно-денежных отношений, расширению рыночной деятельности как всей потребительской кооперации, так и ее важной со­ставной части — городской и рабочей кооперации. По мнению известного исследователя кооперативного движения Л.Е. Файна, рыночная деятельность потреби­тельской кооперации «…примерно до 1924-1925 гг. …временно взяла верх над сохранившимся, но по не­которым направлениям ослабленным государственным диктатом. В этот период происходит быстрый рост кооперативной сети, объема хозяйственных операций и, что самое главное, в значительной мере восстанав­ливаются кооперативные начала, рыночные показатели ее деятельности. Распределительные и обменные опе­рации почти полностью вытесняются нормальным ры­ночным оборотом, при этом его объем быстро возрас­тает из года в год» [12. С. 415].

Однако практика функционирования потребитель­ской кооперации на переходном этапе, несовершенство правового регулирования, амбиции части кооператив­ных руководителей привели в 1922 г. к серьезному ис­пытанию для ее единства. В это время получил разви­тие «кооперативный сепаратизм» — в целом ряде ре­гионов, в том числе Москве и Петрограде, появилось мнение о необходимости выделения рабочей коопера­ции из общей системы. Главной причиной этого явле­ния стали трудности заготовительной деятельности рабочих кооперативов, которую (в соответствии с дей­ствовавшим законодательством) они должны были осуществлять исключительно через ЕПО, районные и губернские союзы потребительских обществ. Послед­ние, в свою очередь, не всегда оперативно решали во­просы снабжения рабочих кооперативов, что вызывало нарекания со стороны руководства и рядовых членов рабочей кооперации. Данный вопрос был поставлен на II пленуме Церабкоопа в октябре 1921 г., но тогда вы­деление рабочей кооперации было признано политиче­ски вредным и практически несвоевременным [13. Л. 20-21]. Это не остановило местных кооперативных работников и течение за обособление рабочей коопера­ции в начале 1922 г. приобрело внушительные масшта­бы [3. С. 320; 14. С. 41]. Но до практических действий по выделению рабочей кооперации из общей системы дело не дошло, т.к. партийные и государственные ор­ганы в конце весны — начале лета 1922 г. определили линию поведения по этому вопросу. В соответствии с ней в июне 1922 г. на места был разослан циркуляр кооперативного совещания при ЦК РКП(б) «Организа­ционные и хозяйственные взаимоотношения между рабочей и общегражданской кооперацией». В ней го­ворилось о необходимости сохранения единой системы потребкооперации, в то же время подчеркивалось, что рабочая кооперация должна иметь реальные возможно­сти для своего развития [15. Л. 41].

Обобщив опыт кооперативного строительства в стране, III Всероссийский съезд уполномоченных Цен­тросоюза в июле 1922 г. принял ряд важных решений в области развития организационной структуры и пер­спектив хозяйственной деятельности рабочей коопера­ции. Резолюция съезда «В области организационных и хозяйственных взаимоотношений между рабочей и общегражданской кооперацией», признав выделение рабочей кооперации нецелесообразным, утвердила не­обходимость реорганизации Церабкоопа (с представи­тельскими функциями) в автономную секцию при Цен­тросоюзе по обслуживанию хозяйственных нужд рабо­чей кооперации (Церабсекцию). Отделам Центросоюза вменялось в обязанность первоочередное обслужива­ние рабочей кооперации. Съезд поддержал организа­цию в крупных городах и промышленных центрах со­юзных объединений рабочей кооперации (СРК) с непо­средственным их вхождением в Центросоюз (при усло­вии невыделения рабочей кооперации). Рабочим коо­перативам было предоставлено право проведения тор­говых и заготовительных операций через любую коо­перативную инстанцию с использованием кооператив­ного аппарата всех ступеней [16. Л. 24-25].

В соответствии с решениями III СУ Центросоюза 24 июля 1922 г. была образована Центральная секция рабочей кооперации при Центросоюзе. В ее функции входили разработка и представление на утверждение правления Центросоюза части его торгового плана, ко­торая относилась к обслуживанию нужд рабочих, а так­же наблюдение за выполнением этой части плана. Церабсекция концентрировала в своих руках товарные, денежные и иные ценности рабочих кооперативов, обес­печивая их кредитом, облегчала налоговое бремя, устра­няла транспортные затруднения. Торговая деятельность Церабсекции была сосредоточена в основном на товарах широкого потребления и первой необходимости, причем в оборотах Церабсекции превалировали промышленные товары (мануфактура, галантерея, обувь, хозтовары), занимая около двух третей оборота Церабсекции и лишь около трети оборота занимали хлебопродукты, бакалея, рыбные товары. Основными поставщиками Церабсекции были государственные органы и Центросоюз, поку­пателями — рабочие кооперативы.

Читайте на сайте:  Как редактировать параметры картинки на вэб-странице сайта

Особой частью потребительской кооперации явля­лась транспортная кооперация, обслуживавшая работ­ников железнодорожных и водных путей сообщения. Главной ее особенностью была экстерриториальность, что создавало специфические проблемы. С целью улучшения ее деятельности по положению от 29 авгу­ста 1922 г. была учреждена Транпосекция — автономная секция потребительской кооперации, объединявшая работников железнодорожного и водного транспорта [9. Отдел 2. № 7. Ст. 40]. Для осуществления своего предназначения Транпосекция имела право: обсуждать и разрешать вопросы, возникающие в жизни транс­портной потребительской кооперации, созывая в слу­чае надобности съезды, собрания, конференции и со­вещания; устраивать лекции, курсы, школы, выставки, музеи, библиотеки, больницы, санатории, курорты и другие учреждения, преследующие цели кооператив­ного просвещения, лечения и отдыха своих членов; собирать и опубликовывать в печати сведения, касаю­щиеся деятельности транспортной кооперации, произ­водить всякого рода обследования, а также выпускать периодические и другие печатные издания; защищать интересы транспортной кооперации, оказывать юриди­ческую помощь своим членам и представлять транс­портную кооперацию во всех учреждениях и организа­циях РСФСР; оказывать своим членам содействие в изыскании необходимых оборотных средств в закупке товаров, в снабжении их инвентарем, оборудованием, орудиями производства; организовывать, арендовать, приобретать и вести фабрично-заводские, горно­промышленные, сельскохозяйственные и прочие пред­приятия по добыче и обработке товаропродуктов и из­готовлению орудий производства; приобретать, закла­дывать и отчуждать всякого рода имущество, а также принимать его в дар; заключать займы, выдавать, при­нимать и учитывать векселя и прочие обязательства и производить иные кредитные операции, а также всяко­го рода другие действия, направленные к развитию транспортной кооперации.

Расширение нэповских начал, восстановление то­варно-денежных отношений требовали ликвидации остатков декрета 1919 г. и провозглашения полной добровольности членства. Постановление ВЦИК от 28 декабря 1923 г. отменило обязательную приписку граждан к потребительским обществам: вступление в члены потребительского общества, равно как и выход из них, стали добровольными [4. С. 385]. Это был один из первых кооперативных декретов, изданных для все­го Союза ССР в целом. Раньше кооперативные издава­лись для каждой советской республики отдельно, хотя между ними не было существенных различий.

Постановление 28 декабря 1923 г. провозгласило принцип добровольного членства, однако еще пред­стояло провести это новое начало в жизнь. Данная за­дача была решена принятием декрета ВЦИК и Совнар­кома от 20 мая 1924 г., который ввел добровольное на­чало еще шире, чем это было сделано в постановлении 1923 г.: отмена обязательного членства в кооперации; явочный порядок учреждения потребительских об­ществ и минимум членов-учредителей — 30 человек; функции потребительских обществ — «обслуживание своих потребительских и хозяйственных нужд»; воз­можность обслуживания нечленов потребительских обществ; высший размер вступительного взноса 50 коп., паевого — 5 руб.; выборность органов управле­ния; право потребительских обществ объединяться в районные, губернские союзы, но учреждение област­ных (региональных) союзов производится с разреше­ния Центросоюза; право регистрации потребительских обществ и их союзов местным и центральным органом Наркомата торговли [4. С. 412-416].

Таким образом, была ликвидирована двойствен­ность в определении членства в сети городской и рабо­чей потребительской кооперации, существовавшая в первые годы нэпа: обязательность приписки к ЕПО и добровольность при создании рабкоопов. Декрет юри­дически оформил индивидуальное членство, практико­вавшееся в городских и рабочих кооперативах, но две­ри потребительского общества были закрыты для лиц, лишенных избирательных прав по конституции в силу своей принадлежности к нетрудовым и социально опасным элементам. Все они были лишены избира­тельных прав в советы. Аналогичное ограничение су­ществовало и в отношении несовершеннолетних (до 18 лет), но на практике в члены кооператива допуска­лись лица, достигшие 16 лет. (Однако члены общества в возрасте до 18 лет не пользовались избирательным правом в кооперации, составляя тем самым единствен­ное исключение из того правила, что все члены потре­бительского общества являлись равно- и полноправ­ными.) Тем самым существенно возрастали возможно­сти развития кооперативной демократии, формирова­ния хозяйского, заинтересованного отношения рядовых пайщиков к своим потребительским обществам, росту кооперативной общественности.

Постановлением СНК РСФСР «О порядке регист­рации потребительских обществ и их союзов» от 21 ноября 1924 г. был изменен порядок регистрации потребительских обществ и их союзов. В ст. 13 декрета от 20 мая 1924 г. было указано, что уставы потреби­тельских обществ регистрируются в порядке, устанав­ливаемом законодательством союзных республик. На практике это означало, что регистрацию вели высшие кооперативные органы по отношению к низшим. Новое постановление правительства РСФСР лишило коопера­тивные потребительские союзы права регистрации, предоставив его государственным органам в лице нар­комата внутренней торговли. Порядок возникновения обществ — явочный. Местная высшая кооперативная организация могла обжаловать постановление о реги­страции, что тоже стало новым положением в коопера­тивном праве 1920-х гг. В соответствии с данным по­становлением СНК РСФСР все существующие на время его публикации потребительские организации должны были перерегистрироваться до 1 мая 1925 г. [11. С. 123­125]. В крупных городах и промышленных центрах ос­новной формой организационного строительства город­ской и рабочей кооперации стали Центральные рабочие кооперативы (ЦРК), в остальных населенных пунктах — городские потребительские общества (ГорПО).

Советское государство в нэповский период предос­тавляло кооперативам существенные льготы по налогам, арендной плате, транспортным тарифам и объемам заку­пок промышленных изделий, которые содержались в по­становлениях ВЦИК и СНК СССР и Наркомата финан­сов. Эти меры поддержали развитие всех видов коопера­ции в стране, в том числе городской и рабочей. В резуль­тате — весомые внешние показатели роста товарооборота, числа пайщиков, степени реализации заработной платы рабочих и служащих через городские и рабочие коопера­тивы. Вместе с тем государственная поддержка повлекла за собой применение командно-административных мето­дов в кооперативном строительстве.

Таким образом, в развитии советского кооператив­ного законодательства 1917-1925 гг. можно выделить две основных тенденции. Первая связана с политикой «военного коммунизма» и тотальным контролем всей деятельности кооперации; вторая — с проведением но­вой экономической политики, которая способствовала частичному восстановлению общепринятых в мировой практике принципов правового регулирования коопе­ративного движения. Но и в период нэпа советское го­сударство лишь ослабило, но не прекратило вмеша­тельство во внутренние дела кооперации, что делало возможным ее новое огосударствление.

ЛИТЕРАТУРА

1. Ленин В.И. Полное собрание сочинений. М., 1967-1969.

2. Известия Совета Всероссийских кооперативных съездов. 1918. № 3.

3. Хейсин Л.М. История кооперации в России. Л., 1926.

4. Решения партии и правительства по хозяйственным вопросам. М., 1967. Т. 1.

5. Директивы КПСС и советского правительства по хозяйственным вопросам. М., 1957. Т. 1.

6. Собрание Узаконений рабоче-крестьянского правительства РСФСР (СУ). 1920.

7. Собрание Узаконений рабоче-крестьянского правительства РСФСР (СУ). 1921.

8. Союз потребителей. 1921. № 21.

9. Собрание Узаконений рабоче-крестьянского правительства РСФСР (СУ). 1922.

10. Вся кооперация СССР. М., 1928.

11. Сборник действующих законоположений, постановлений, инструкций и циркуляров по потребительской кооперации. М., 1928.

12. Файн Л.Е. Российская кооперация: историко-теоретический очерк. 1861-1930. Иваново, 2002.

13. Государственный архив Российской Федерации. Ф. 5451. Оп. 5. Д. 498.

14. Потребительская кооперация за 10 лет советской власти: Юбилейный сборник. М., 1927.

15. Государственный архив Новосибирской области. Ф. П-1. Оп. 1. Д. 343.

16. Российский государственный архив экономики. Ф. 484. Оп. 1. Д. 322.

Статья представлена научной редакцией «История» 26 января 2009 г.

Будьте в курсе! Подпишитесь и получайте новые статьи на почту:
К записи "Потребительская кооперация как фактор становления экономики" 7 комментариев
  1. Vitali Kulesh (Belarus):

    Очень интересная и познавательная статья.
    Лично для меня стало понятно, что моя страна, кооперативная Беларусь, находится где-то в 1920-х годах. Это печально, как говорится..

  2. Николай Гребнев Владивосток:

    Очень полезная статья! Не смотря ни на какие попытки государственных чиновников, политические ветры, кооперация живет и развивается из-за своих исключительно четких и естественных, природных принципов, главным из которых является СОТРУДНИЧЕСТВО. Сотрудничества огромного количества заинтересованных людей как при выполнении поставленных задач, как и в борьбе за свою свободу развития. Кооперативы выгодны всем: членам кооператива, капиталистам и государству как выполняющие социальные функции. Не нравятся кооперативы только чиновникам -«ленивым ворам», так как высвечивают их хамские запросы.

    • Николай Михайлович,соглашусь с Вами-кооперация живёт, развивается и постепенно захватывает умы многих наших талантливых и работящих людей. Возможность получить второй Мандрагон в России растёт, а это конечно не устраиват многих чиновников-площадь кормушки может резко уменьшиться!

  3. Виктор Подьяков:

    После Чаянова А.В. политической экономии кооперации никто не занимался. Чиновники, партийные руководители становились таковыми включая и механизмы естественного отбора (выживает сильнейший). А закрепившись у «кормушки», подавляют всякую конкуренцию. Так в нашей истории свели на нет и Земское собрание, так же погубили и кооперацию. Кооперация должна расти снизу, как трава. Возможна новая модель, и в рамках кооперации не обязательно дожидаться, когда государство начнет(если начнет) свои институциональные изменения.Взамен, полуживого Центросоюза, необходима Российская кооперативная корпорация.

  4. Геннадий:

    Господа, статья ни о чем и не для чего….ЖЕВАНИЕ кооперации СТОЛЕТНЕЙ давности??????
    Возьмите хотя бы момент последние 30 лет, да сделайте подробный разбор действующих сегодня законов и кооперативов и ПО….достоинства и просчеты……
    Есть ПО Н.Гребнева подробно пошагово КАК создавалось? КАК действует? Основные виды деятельности? или — Почему речь только о ПО? А КАК в ПО организуется ПРОИЗВОДСТВО продукции? Её переработка, реализация???
    КАК функционируют кооперативные и страховые ПО или кооперативы?Подъяков пишет «Необходима Российская кооперативная корпорация». НУЖНА, если знаешь, почему бы и не сказать КАКАЯ, структура,участники,….пошагово КТО,КАК, ГДЕ,…….ЗА СЧЕТ ЧЕГО?????
    Надо брать ТО ЧТО ЕСТЬ СЕГОДНЯ, худо бедно шевелится, вот и давайте будем отталкиваться от этого.
    Для мозговой атаки предлагаю
    ДОКЛАД НА СЪЕЗДЕ ФЕДЕРАЛЬНОГО СЕЛЬСОВЕТА
    Стремоухова Г.Д. Москва 06.03.2016г.

    ГОСПОДА, организационная структура сельского хозяйства России порочна, в своей сути. Поэтому проблемы сельского хозяйства стандартными, традиционными методами НЕ РЕШАЮТСЯ…Это не я сказал, это записано в стратегии развития Новосибирской области академией наук..

    Включаясь в решение задач стоящих перед Федеральным Сельсоветом

    Мы предлагаем к рассмотрению съезда не стандартные решения.

    1. Работать над проектом создания Российской Федерации Сельскохозяйственных Кооперативов.

    В структуре Федерации работать над проектом создания Областных Сельскохозяйственных Кооперативных Банков.

    Проектом предусматривается ПЕРЕДАТЬ в эти банки –
    — часть долей государства из Госкомпаний «Ронефть»…РСХБ…ВТБ….РЖД…..Газпром из расчета ОДИН млн.р. на одного жителя региона.

    — все личные дела действующих и будущих пенсионеров;

    — все деньги растасканные по всяким ООО-шкам – фондам и фондикам, выделяемые на село и агропром.
    http://www.vedomosti.ru/economics/articles/2016/05/16/641079-pravitelstvo-goskompaniyami

    — Статья опубликована в № 4074 от 16.05.2016 под заголовком: Неуправляемые госкомпании
    — Кремлю не нравится, как правительство управляет госкомпаниями
    — От 1700 активов государство почти ничего не получает, подсчитало контрольно-ревизионное управление президента



    2.Структура банка – областной центр –главный офис
    районы филиалы, МО – отделения. Все структуры работают на полном внутрихозяйственном расчете. Деньги в структуре банка обращаются как по горизонтали, так и по вертикали только по договорам займа.

    2. В структуре федерации создаются областные сельскохозяйственные кооперативы
    — производственные по всей номенколатуре продукции
    — потребительские — кредитные, страховые. подсобных производст, промысловые.
    — кооперативы создаются ПОЛНОСТЬЮ за счет государства, и по самым современным технологиям производства и социалки.

    — стоимость кооператива делится на паи, паи передаются пайщикам вдолгосрочную аренду с правом выкупа на 15 – 20 лет. выкуп паев только продукцией производимой в кооперативе, для нужд бюджета.

  5. Виктор Подьяков:

    Патернализм — родимое пятно социализма и его не смыть никакими припарками. Дайте НАМ денег и МЫ ВАМ сделаем сельскохозяйственную кооперацию. Вариант на тему шутки «Партия, дай порулить». Без денег мы никак не можем, не умеем, не понимаем. А кто даст денег? Государство? Вспомните Чаянова А.В.: «Государство и кооперация — огонь и вода. И если их умело соединить получится мощная паровая машина». У всех высшее и ни одно образование, а действенной кооперации никто не учит. Хотел у аудиторов за деньги получить подтверждение своих суждений по применению закона №3085-1. Со мной согласились, но письменно подтвердить отказались.НЕТ ПРАКТИКИ ПРИМЕНЕНИЯ!!! Кто на себя берет смелость, потом зачастую судятся и не в одной инстанции. И чаще побеждают.И модель «первоначального накопления капитала» у Федорова Е.А. другая нежели у К.Маркса. Вложил 1 зернышко и получил 12, меньше, чем за год.Это какая рентабельность? 1200% годовых. Банкирам такое и не снилось. Поэтому экономика и ведомственное её деление — уже пережиток, американские деньги -яд. Центросоюз изжил себя. За вилы товарищи! И не воевать, а корма заготавливать скотине на зиму. А благие намерения по созданию новой ГОСКОРПОРАЦИИ в сельском хозяйстве,обечены выслать известную дорогу.

  6. […] Теории общин как основа формирования принципов кооперации – теории общины в утопиях Т. Мора (1478-1535), Т. Кампанелло (1568-1639) и Дж. Уинстенли (1609-1652). […]

Оставить свой комментарий

Поиск по сайту
Хочу получать новые статьи на почту:
Архивы
Артель добывает золото открытым способом
Кооперативные принципы выработанные МКА в 1966 году
Мультипликационный фильм созданный для русских товарищей

© 2016    Кооперативы против бедности - изучаем право всех видов кооперативов вместе.    //    Войти   //    Вверх